Собираем рации своими руками

Собираем рации своими руками
Собираем рации своими руками
Собираем рации своими руками
Собираем рации своими руками

  

     Глава 2

   Перед переходом, Кирилл еще раз проинструктировал Воронова, в части подключения специального искина к компьютерной сети Лании. Это было очень важно. Если этот этап не пройдет, то команде Воронова придется проделывать все в режиме нелегалов.

   Онида определила трассу кабеля, связывающего Центр с ближайшим городом. К сожалению, через микротрещину, которой пользовалась Онида, невозможно было организовать высокоскоростной канал. Но, слава Богу, что было, хотя бы такое, соединение.

   Когда Онида добралась до города, то сумела врасти в общественный терминал. Медленно и с большим трудом, но все же удалось выяснить систему кодирования и разобраться в алгоритмических языках, применяемых на Лании. Для этого, пришлось подключать все мощности, доступные Кириллу, - и земные, в том числе. Естественно после первой сборки система не заработала. Доработка - тест. И так несколько раз. И вот, наконец, тесты прошли без сбоев. Осторожное подключение к чужой сети показало что, можно двигаться дальше. Сначала работали только на прием, обрабатывая служебную информацию и данные перехваченные в терминале. Параллельно выполняли проходящие запросы и команды, сравнивая затем свои результаты с реальными. Потом выдали несколько запросов. Система восприняла их как родные и обработала. Дальше пошло легче.

   Физически - линия связи, по сути, являлась оптоволокном. Подобрав химический состав и физическую структуру, Кирилл создал то-то, вроде, диффузионного соединителя, - резать волокно и прерывать связь, даже на несколько секунд, было нельзя. Слишком уж явный след оставляло бы данное действие. Так что - Кириллу пришлось, вместо стандартного механического соединителя, создавать диффузионный.

   На второй стоянке, Воронову предстояло подключиться к кабелю и задействовать в сеть подготовленного Кириллом искина. Над ним Кириллу пришлось помучиться. На создание оного искина ушел почти месяц. Несмотря на то, что всевозможных наработок в запасе у Кирилла было, с избытком.

   Первым и главным делом на этом этапе была легализация десяти новых личностей и обеспечение их всеми требуемыми правами.

   Так же специальная 'сторожевая' программа следила за обращениями к ним со стороны правоохранительных органов - и если они несли не стандартный характер, то давался сигнал на эвакуацию. После этого, искин должен был создать виртуальную личность, имитировать ее деятельность - и, по возможности, 'смерть от несчастного случая'.

   Кирилл попытался предусмотреть - как можно больше возможных вариантов развития событий. Все это - он, в развернутом виде, и рассказал Воронову.

   - За время, которое вам понадобиться, чтобы добраться до шестой точки, искин, скорее всего, закончит все процедуры. Я сделал его максимально высокоскоростным. И, в соответствии с полученным результатом, дальше - действовать, по одному из разработанных планов. Будем надеяться, что все наши наработки дадут требуемый результат, - заканчивая инструктаж, сказал Кирилл.

   - Да! - не хотелось бы работать на нелегальном положении, - заметил Воронов.

   Спустя час:

   - Приготовились... Попрыгали... Выход - через минуту, - громко скомандовал Воронов.

   Отряд послушно попрыгал. Это, в первый раз, они приняли эту команду - со смешками и хмыканьем. Сейчас - они прекрасно понимали, для чего и зачем это делается.

   В это время, два гвардейца подтянули к месту переброски тело ланийского инженера. Он был жив - только незадолго перед переброской - ему вкатили дозу снотворного.

   - Внимание!.. Окно открыто. Проталкивайте ланийца! - скомандовал главный из научников, отвечающий за портал.

   Гвардейцы подхватили инженера и, без всяких сантиментов, бросили его в появившееся окно портала.

   Как только инженер оказался на той стороне, научник снова скомандовал:

   - Координаты смещены. Окно открыто. Переход разрешаю.

   - По одному - за мной!.. - гаркнул Воронов и исчез в портале.

   Переход десяти человек занял - чуть больше минуты...

   Как только последний из команды Воронова исчез, научник, с облегчением, закрыл портал. Теперь - в игру вступали научники с Земли. Они уже начали готовить щель, для организации постоянного канала связи на Ланию. Той микротрещины, с которой работала Онида и которую организовали, в самом начале работы с Ланией, было - крайне недостаточно. Она, за счет своей мизерности, даже почти не фонила, но все-же позволила Ониде прорастить туда свой росток. Сейчас, на той стороне, уже была создана приличная растительная сеть. К тому же, параллельно, развивалась и еще одна такая система - как Онида, но ее развитие только началось.

   Выскочив из портала, Воронов, не останавливаясь, побежал вперед. Его бойцы, выбегая из портала, тоже не останавливались и спорно двигались за своим командиром. Отбежав, примерно, с километр, они оказались в более густом лесу и остановились на рекогносцировку.

   - Так... пока все - по плану. Разбиваемся по парам и цепью, с дистанцией в пять метров, двигаемся по маршруту. Маршрут - никто не забыл?.. - не услышав ответа, Воронов скомандовал:

   - Вперед! Привал - через пятнадцать километров, под холмом - 'номер семь'.

   Маршрут все прекрасно знали. Ни один десяток раз, он прогонялся его по картам, на штабных учениях. Самые опасные места были смоделированы на полигоне и пройдены на нем - не по одному разу. Все точки, предполагаемых привалов и остановок, были выбраны, по возможности, в местах, имеющих естественную маскировку.

   Они бежали по лесу в полной темноте. Но для них - она не была непроницаемой. Общая система навигации - амулетов, искинов и земной электроники - успевала генерировать картинку окружающего, с подсветкой возможных опасностей, типа: глубоких и не глубоких ям, низко расположенных ветвей и других элементов окружающего леса, несущих потенциальную опасность. Анализировалась даже трава, и подсвечивалось направление движения, в рамках рассчитанной ранее трассы.

   Трава в этих местах была более гибкая - и быстро восстанавливалась. Там, где она была легко сминаема, ее восстановлением сразу начинала заниматься Онида.

   Тяжелые рюкзаки за спинами бегущих - были не результатом жадности. В начале, все свое приходилось нести с собой. Кроме этого, у каждого имелся укороченный 'калашников'. По мере продвижения по маршруту, вес несомого будет только уменьшаться.

   Места привалов и значимых ориентиров были пронумерованы. До города - было запланировано шесть остановок. Трасса пересекалась с несколькими камерами фотоловушек, имеющих датчики на движение. Онида блокировала их листвой. В этом лесу (а если правильно классифицировать - лесопарке) их было натыкано достаточно много. Для того, чтобы всех их избежать, пришлось бы сделать маршрут весьма извилистым. А это - добавило бы лишний десяток километров. Так что - в нескольких местах маршрут проходил рядом. Но даже, если с них и будет что-то сосканиролвано, то это будут - невнятные и не дающие никакой информации снимки.

   Потом - проникновение в город. Неделя - на сбор данных и адаптацию. Затем - бросок к горам. Сто двадцать километров. Причем, в продвижении до леса, в предгорье, планировалось воспользоваться местным транспортом. Вот там - был действительно лес. И если в лесопарке Онида орудовала весьма аккуратно, то в этом лесу - развернулась 'по полной'! И плотоядные кустики, и полуживотные лианы, и много... других сюрпризов. Даже некоторых насекомых - перепрограммировала!..

   Далее - в горы и выход на территорию бандитского клана.

   До утра, отряд прошел, почти, половину пути.

   Четвертая остановка планировалась более продолжительной. Место было хорошее и являло собой своеобразную рощу в лесу. Это была область, более плотно заросшая деревьями, чем окружающий лес. К тому же, Онида добавила кустиков. Так что - здесь можно было задержаться подольше. Нужно было выйти на связь, проверить надежность канала и подготовиться к дневному переходу.

   На втором привале, Воронов провел подключение искина к сети Лании. Найдя место прохождения кабеля, он очень аккуратно вскрыл грунт над кабелем и поместил туда систему подключения. Потом все вернул на свое место.

   Онида тут же начала сращивать разрезанные корни травы и проращивать новую. Часть земли, оказавшейся лишней, разбросал, отойдя от места закладки, метров на тридцать.

   - Внимание!.. Из графика не выбились. Никаких неожиданностей ночь не принесла. Сейчас - завтрак. Потом - четыре часа сна. Третий вариант - без часовых. На время сна - активируем маскировочные амулеты. Охрану возложим на искины. Перед сном, переключайте и те и другие в коллективный режим. Всю тару и упаковку - с собой! Ничего не оставлять!.. Затем - двигаемся к точке 'номер пять', обходя город. Там - делаем закладку. Место - уж очень для этого подходящее. Переодеваемся в гражданское и разделяемся. Каждая пара, до города двигается по своему маршруту. Работаем по легенде: 'активные отдыхающие - возвращаются домой'. В случае возникновения нестандартных ситуаций - по возможности, решайте все, как можно более, естественным образом для окружающих. Амулетами разрешаю пользоваться - только в крайнем случае. Есть вопросы?..

   В ответ (не очень дружное): 'Не-ет...'.

   - Очень хорошо, - констатировал Воронов и, отойдя под дерева, вынул амулет связи и начал его активацию...

   А тем временем, в Центре Проникновения...

   Как ни пытался откреститься от этого поручения Верисис - не получилось. Расследовал исчезновение - расследуй и возникновение. По мнению начальства, все это укладывается в рамки одного дела. Бурчи - не бурчи, а ехать пришлось. Как раз, к приезду Верисиса, инженер проснулся.

   По приезду, Верисас ознакомился с описанием происшествия. На этот раз, сработало автоматическое оповещение о вторжении. Когда все заинтересованные примчались к месту прорыва, то увидели лежащего на полу помещения инженера, пропавшего во время первого случая. Никаких неуловимых сущностей не присутствовало. Система слежения тоже ничего, подобного первому разу, не зафиксировала. Так как инженер спал и, ни на какие попытки его разбудить, не реагировал, было решено - оставить его в покое и ждать естественного пробуждения. Что и произошло, как раз, тогда, когда прибыл Верисас. После ознакомления с отчетом службы безопасности и опроса свидетелей, он зашел в комнату, куда поместили инженера.

   - Здравствуйте. Я - инспектор полиции первого разряда - Верисас. Вы, как я понимаю, - инженер по обслуживанию энергетических агрегатов Центра проникновения?

   - Здравствуйте. Да - это так. Я только не понимаю, как я здесь очутился. Помню - шел со смены - и все. Очнулся здесь...

   - Очень интересно... А, скажите-ка, какой сегодня день?..

   - Ну, с утра... было двенадцатое число, третьего цикла.

   'Что же... этого - следовало ожидать', - подумал Верисас. - 'Это - день, когда его утащили', - а вслух сказал: - Должен вас огорчить. Сегодня - сороковой день, шестого цикла.

   Инженер, от охватившего его удивления, чуть не свалился со стула.

   - Как так - может быть?.. Почему я не помню ничего из прошедших трех циклов?.. - оторопело осведомился он.

   - Вот это-то - мы и будем выяснять, - ответил Верисас и добавил: - Посидите пока. Я сейчас вернусь.

   Затем он вышел из комнаты и пошел в центр связи. Дозвонившись до своего отделения, Веритас доложил:

   - Пострадавший ничего не помнит. Мне здесь нужен квалифицированный психолог-криминалист. Пока он приедет, я еще раз все проверю. Предвидя ваш вопрос, скажу - тащить сейчас инженера куда-нибудь в другое время не продуктивно. Иногда, окружающая обстановка дает толчок для инициации возвращения памяти, если ее потеря связана с естественными причинами, а не медикаментозным вмешательством. Так что - лучше начинать отсюда. И еще - пришлите штатного медика. Нужно провести медицинское освидетельствование.

   - Хорошо - принято, - ответил дежурный. - Специалисты будут у вас - через полтора часа.

   - Жду.

   Немного поседев в центре связи, Верисас, еще раз, сходил на место, где нашли инженера. Снова облазил все там - сверху донизу. Но, как и в первый раз, ничего не нашел. Затем засел за анализ видеофайла с камеры слежения. К сожалению, она не работала постоянно, а включалась от датчика движения. Включение происходило - после секундной задержки, дабы исключить ложные срабатывания. Логика - понятна, но, в данном случае, лучше бы она работала - без перерыва. Но есть, что есть.

   Картинка начиналась, когда инженер скользил на спине, от центра комнаты - к ее стене. Такое впечатление, что, перед этим, он получил удар или его - просто вбросили в дверь. Но, по крайней мере, на лице отметин не было, а их наличие на теле - пусть проверят медики. Дверь на видео - была закрыта. Минут десять Верисас мучил первые двадцать кадров. Но так - ничего примечательного не нашел. Только самый первый кадр - зарождал некие сомнения. Но пока, было непонятно - то ли это было эффектом начала съемки, то ли... чем-то еще. Но, на всякий случай, Верисас скопировал этот видеофайл на личное запоминающее устройство.

   Приехавший медик свое освидетельствование провел быстро. Осмотрев визуально и подключив инженера к диагносту, выдал вердикт - здоров, физическому воздействию не подвергался. Составил протокол - и умотал. После него, за инженера взялся психолог. Он предупредил, что провозится довольно долго - и попросил не мешать.

   Верисис решил, появившееся свободное время - использовать с толком. У него мелькнула мысль, что все эти странности могут быть связаны с основной функцией Центра проникновения. Про Центр проникновения он знал, не больше любого обывателя, и решил восполнить этот пробел. В отличие от остальных инициатив, о Центре проникновения власти говорили и показывали довольно редко. На его памяти, он только, пару раз, по телевидению видел передачи, где упоминался Центр. Да и то - вскользь. В прессе - почаще, но в основном - писак интересовал денежный вопрос. По их мнению, вот уже почти сто лет, на его содержание идут деньги, а телега - так и стоит на месте. В благую цель - открытие новых миров - почти никто не верил, подозревая хорошо залегендированную, банальную 'отмывку' средств. Но, когда он обратился к начальнику Центра, с просьбой ознакомиться с результатами работы этого учреждения за последние шесть циклов, - получил отказ. Требовался допуск. Поэтому - Верисис снова пошел в отдел связи и заказал разговор со своим непосредственным начальником. На этот раз, пришлось общаться по видеосвязи. Начальник у него был довольно амбициозным и старался окружить себя техническими новинками, пытаясь подчеркнуть этим свою продвинутость, хотя, в деловом плане, его компетентность оставляла желать лучшего. Так что - отношения с ним у Верисиса особо не складывались. Вот и сейчас, по выражению его лица, Верисас понял, что разговор будет - не из приятных.

   - Здравствуйте, господин начальник.

   - Здравствуй. Что случилось?.. Уже разобрались или, как всегда, попытаетесь переложить свои проблемы на других? - презрительно морщась, спросил начальник.

   Не обращая внимания на его пренебрежительный тон, Верисис ответил:

   - Для эффективного продолжения расследования - мне требуется допуск 'желтого уровня'. Я считаю, что все эти происшествия в Центре проникновения - связаны с его основной функцией.

   - Ну вот - так я и знал, что начнутся отговорки!.. Но, на этот раз, у тебя - не получится отвертеться! Я постараюсь, чтобы ты получил - все требуемое. Так что - не надейся, что, и в этом случае, все ограничится твоими отписками. Придется тебе разобраться в этом деле - до конца! Иначе - я поставлю вопрос о твоем соответствии! - все с той же пренебрежительной миной на лице, высказался начальник. - Жди...

   Но он даже не представлял, сколько усилий придется приложить, для выполнения своего обещания. Если бы знал, то, скорее всего, спустил бы это дело на тормозах. Но оказаться некомпетентным в глазах собственного подчиненного (тем более - этого выскочки-умника) - никак не хотел.

   Оказалось, что все, связанное с деятельностью Центра, курирует служба безопасности - и как только он обратился к ним, на предмет предоставления допуска для своего подчиненного, его взяли в оборот. И не слабый. Перво-наперво, вызвали к себе и устроили, чуть ли не перекрестный, допрос. Хорошо, что на волне своей неприязни к этому конкретному подчиненному он, довольно плотно, ознакомился с материалами дела, иначе - все могло бы закончиться и хуже.

   Но, перенесенные неприятности превратили неприязнь - в откровенную злобу. Уже в первые мгновения второго сеанса связи, Верисис почувствовал, что отношение начальника к нему ухудшилось... Значительно ухудшилось.

   - Допуск на тебя выдан. И запомни - никаких больше отговорок и уверток я не потерплю!.. Если провалишь дело - понижу в должности и переведу в архив. Там, как раз, появилась вакансия, - с порога, довольно зло, выговорил ему начальник.

   Не понимая, чем вызвано такое, Верисис ответил:

   - Приложу все усилия, но в процессе... могут возникнуть и другие затруднения или вопросы, вне моей компетенции.

   В ответ на что, услышал:

   - Я повторяю: для раскрытия дела - у тебя вполне достаточно возможностей и полученного допуска. А если... что и возникнет, то примени свои мозги. Ты ж у нас - самый умный. Не будет результата - архив!.. - гаркнул в ответ начальник и отключился.

   Так и не поняв причины, столь сильных, эмоций, Верисис снова отправился к начальнику Центра. Когда он к нему вошел, то сразу наткнулся на весьма удивленный взгляд.

   - Вы знаете, - обратился тот к Верисису, - первый раз за всю мою карьеру, допуск к нашей теме получил не специалист. Тем более - допуск 'желтого уровня'. Но, перед вашей работой с данными, мне приказали провести с вами два инструктажа. Первый - о неразглашении, второй - по теме, чтобы вы смогли, хоть что-то, понять в предоставленных вам данных.

   - Хорошо, я готов, - тоже слегка удивленно, ответил Верисис. Он не предполагал, что все - настолько секретно и непонятно.

   В это время, поступил доклад от психолога. Он доводил до сведения, что экспресс-тест ничего не дал, и инженера забирают в стационар, на углубленное обследование. Все результаты он будет докладывать Верисису - ежедневно. Таково распоряжение его начальства, которое, по словам психолога, напрягло еще большее начальство.

   Сопоставив все, Верисис понял, что вляпался во что-то - очень неприятное, а может - и опасное. Настроение упало.

   Весь следующий день он провел в консультациях со специалистами Цента, натаскивающими его на понимание того, что они делают, и системы анализа происходящего процесса. К концу дня, стало окончательно ясно, что вляпался он знатно. Пришел так же первый отчет психолога. Очень не радостный. Полное обследование сознания инженера принесло неприятную неожиданность - воспоминания о предыдущих трех циклах были стерты полностью... Восстановить их не представлялось возможным - от слова: 'совсем'. Что еще добавляло драматизма - психологи сказали, что сделать это ни в Лании, ни в другой стране мира - не возможно. Вывод напрашивался сам собой - инженер побывал... за Гранью. Все бы - ничего, но Верисис уже знал, что Центр не ищет путей в другие миры. Центр пытается снять блокаду - с их собственного. А это - придавало картине, происшествия с инженером, совсем другой оттенок...

   ... Сеанс связи прошел без неприятных неожиданностей. На удивление - все работало прекрасно. Доложившись, Воронов вернулся к отряду. Все уже заканчивали завтракать, а некоторые даже спали.

   Быстро позавтракав, он включил амулет и настроил искин на охрану, в 'коллективном' режиме. Амулет маскировки создавал вокруг лагеря иллюзию кусочка леса, заросшего колючим кустарником (что частично было правдой - Онида постаралась). В охранном режиме, искины, при появлении в охранной зоне человека или животного, в первую очередь, старались таковых отпугнуть, включая направленный инфразвук. Если не получалось - включалась система активного противодействия, с созданием морока. При этом - искины будили людей.

   Слава Богу - сон никто не потревожил. Быстро собравшись, отряд двинулся дальше. Вот тут - и произошло первое непредвиденное происшествие. Отряд нарвался на какого-то спящего чудака. Искины его и не отсканировали заранее, так как тот спал - и его излучения были на минимуме. А когда проснулся - было уже поздно. Он заполошно подскочил и с огромным удивлением уставился на них. Перед ним стояло несколько человек, в странных шлемах, черной узкой полосой закрывающей глаза, и в не менее странной пятнистой одежде. Пока он удивленно на них таращился, от этой группы отделился человек и подошел к нему вплотную. Подойдя, он что-то шепнул - и чудак завалился на траву, снова уходя в глубокий сон.

   Обернувшись, Воронов раздраженно сказал:

  - Откалибровать искины на 'спящий'!.. Не дай Бог - он тут не один... такой. Может тут - у них лежка. Память я ему подтер, как проснется - даже если и вспомнит что-то - то воспримет, как сон. Дальше внимательней - не наступите!..

  Пару человек хохотнула, и отряд двинулся дальше. До пятой точки добрались без происшествий. Только пару раз, проходя в зоне камер, ускорялись. Онида, в эти моменты, начинала так мельтешить перед камерами листочками, что если они что-то и зафиксировали, то не более нескольких размытых силуэтов, неизвестно кого или чего.

   Пятая зона представляла из себя заброшенную каменоломню. Склоны были изрыты пещерами, пещерками и гротами различной величины. Посреди карьера располагалось озеро.

   На подходе, Воронов получил сигнал от искина, что внедрение в сеть и все сопутствующие процедуры прошли в штатном режиме. Отряд быстро скрылся в одной их больших пещер, и (после того, как в ней скрался последний боец) ее вход подернулся пленкой тумана, а потом - возникла иллюзия цельной стены. Объектив камеры слежения, которая могла бы запечатлеть приход и маскировку отряда, в это время был забит мелкими мурашами, непонятно с чего, решившими, именно сейчас, перебраться на другое место обитания.

   Когда бойцы освободились от рюкзаков, Воронов попросил всех подойти поближе.

   - Так... За исключением одной незначительной накладки - все хорошо. Сейчас - полчаса отдыха, затем - переодеваемся и, с интервалом в десять минут, двойками, уходим в город. Я с Наб-омом - замыкающие. Пока все уходят - мы прячем снаряжение и оружие. Искины уже занялись организацией схрона. К завтрашнему дню - желательно обосноваться. Еще раз повторю: гостиницы - крайний случай. Лучше - на постой или меблированные комнаты, в частных пансионах. В городе их хватает. Туристов здесь достаточно. Недалеко от города, как вы знаете, местный Стоунхендж. Об этой хрени я вам рассказывал. Так что - никаких экзотических причин выдумывать не нужно. Свои 'легенды', я думаю, еще не забыли. Желательно - 'засветиться' и покрутиться на вокзале. Появляться там - следует во время прибытия очередного монорельса. По крайней мере, будете иметь личные впечатления. Если что - не помешает. Каждая двойка несет по одному блоку 'паука'. Послезавтра, встречаемся на этом самом - Стоунхендже. Я там буду крутиться весь день, изображая придурковатого энтузиаста, решившего, сходу, разгадать тайну этого места. Там же - и соберу 'паука'. Есть место... Все возможные варианты затруднений - мы проигрывали. Думаю, сверх этого - придумать что-нибудь сложно. Да, и не забудьте свои личные компы. У кого есть вопросы?..

   - Да все ясно, командир. Не волнуйся. После твоей подготовки - не только в силовом подразделении можем работать, но и в театре не последние роли могли бы сыграть, - ответил за всех Синг-ох.

   - Ладно. Отдых. Выходим - по графику. Очередность - знаете.

   Через сорок минут - ушла первая пара, потом - поочередно, все остальные. К моменту выхода Воронова и Наб-ома - все вопросы были решены. Воронов снова связался с базой, доложил ситуацию. Ему ответили, что в Центре проникновения все еще суетятся, но поползновений осматривать окрестности - пока еще не было. Получив эту информацию, Воронов двинулся по своему маршруту.

   Двигались где-то быстрым шагом, где-то бегом. Шестая остановка была у каждой двойки своя, и находились они очень близко от города. Там все окончательно проверялось, и, уже степенным шагом, народ устремлялся к городу.

   Двойка Воронова оказалась на вокзале, как раз, с приходом очередного монорельса. Немного потусовавшись на там (заодно - порасспрашивав насчет жилья, подешевле), они двинулись в город.

   Перед вокзалом располагалась классическая привокзальная площадь, со всеми сопутствующими ей атрибутами. Она одновременно являлась главной площадью города. От нее начинался широкий проспект, разрезавший город на две половины (в принципе, совершенно равнозначные). От него отходили улочки поуже и не всегда ему перпендикулярные.

   Для достоверности, поплутав немного по некоторым из них, Воронов с Наб-омом убедились: город - как город (только обилие видеокамер слежения отличало его от среднестатистического земного); и, наконец, оказались у одного из домов с меблированными комнатами. Свободные еще были. Основная масса туристов все же предпочитала гостиницы. Благо, каждый мог выбрать ее себе - по кошельку.

   Постучавшись и получив разрешение, наши 'туристы' вошли в холл. Навстречу им, вышла довольно дородного сложения женщина. Одежда указывала, с одной стороны, на относительный достаток, с другой - на наличие определенного вкуса в ее подборе.

   - Здравствуйте, госпожа. На вокзале, нам посоветовали ваш дом, как достойное место проживания для скромных туристов, - пробуя мило улыбаться, проговорил Воронов.

   Женщина окинула опытным взглядом визитеров и, по выражению ее лица, стало видно, что она слегка сомневается в определении - 'скромных'. Одежда парочки выдавала, без сомнения, их 'седьмой-восьмой' уровень (уж она-то знала в этом толк), да и стиль речи (в купе с манерой себя держать) говорил, как бы и не о 'шестом'. Сама хозяйка, хотя и была уже в возрасте, но выглядела вполне эффектно. Она была красива, если можно так выразиться - 'спокойной красотой'. Ее лицо отличалось безупречной правильностью черт, а фигура - определенным изяществом, хотя, в целом, не являлась эталоном стройности и грациозности.

   - Я всегда рада новым жильцам. Но, как я понимаю, вы в наш город - ненадолго...

   - Вы очень проницательны. У нас образовалась свободная неделя, а мы, уже давно, хотели повидать и, по возможности, разобраться с главной его достопримечательностью. Уж очень много о ней разговоров, последнее время, - изображая максимально возможную учтивость, ответил Воронов.

   - Очень хорошо. Тогда, пожалуйста, вот - там, в углу, контрольный терминал, приложите свои паспатории. И, если возможно, оплатите аванс, хотя бы за два дня, - попросила хозяйка, указав на терминал.

   Наступил момент - первой серьезной проверки... С одной стороны, такой уровень компьютеризации создавал кучу сложностей; с другой, если техника молчит, то люди, обычно, никогда не инициируют дополнительных проверок. Система пропустила - значит все нормально. Так что - если Кирилл и его помощники где-нибудь напортачили, то могут образоваться немалые неприятности. Но мгновенной тревоги не произошло - и оплата прошла гладко. А оплатили они - сразу за неделю. Определив это, по пришедшему ей сообщению, хозяйка стала еще любезнее.

   - Прошу - за мной. Ваши комнаты - на втором этаже. Их окна выходят в сквер, так что - вид из окна очень приятный...

   ... Только на третий день - Верисис приступил к анализу. Чисто логически, он пришел к выводу, что анализировать следует уровень потребляемой мощности и флуктуации фона установки прорыва. Скрупулезное изучение мощности ни к чему не привело, а вот колебания уровня фона - кое-что дали. В день похищения и в день возвращения, хаотичные пики помех несколько превышали обычную норму. Как сказал потом начальник Центра - они бы никогда не додумались изучать помехи, считая эту характеристику - исключительно, случайной функцией. Тем более, что на нее влияло множество всевозможных факторов. Но анализ однозначно показывал - в эти дни, на случайные показания накладывалось еще что-то. Более того, эти отклонения были строго привязаны ко времени происшествий.

   Верисис понял, что сделал первый шаг - в верном направлении. Сейчас специалисты обсчитывали данные, по этим отклонениям. По результатам - можно будет выяснить еще кое-что. Все это было хорошо, но Верисис понимал, что преступники попались ему не совсем обычные. Повторное изучение записей, отчетов и объяснительных - сдвигало эту планку, ближе к сверхъестественному. Но, как и раньше, Верисис считал, что если он станет все объяснять, с этих позиций, то это заведет его в такие дебри, из которых он потом никогда не выберется, а расследование продвинет совсем не далеко. Так что - сверхъестественное пока в сторону.

   Это раньше верили в разную чепуху, типа неопознанных объектов, призраков и наличие других всевозможных гадостей, но, после того, как появилась возможность сканировать память свидетелей всех странных событий, все это схлынуло - на нет. Вранье и самообман выявлялись - на раз. А это было - более девяноста процентов, из всех случаев. Были, конечно, и интересные варианты, но объяснялись они, чаще всего, причинами - абсолютно не сверхъестественными. И в сухом остатке - ничего не оставалось.

   Так, и в данном случае, все эти странные события, наверняка, имеют вполне реальные корни и вполне вменяемые объяснения. Но, для их толкования - просто еще не накоплено достаточно достоверных фактов. Тем более, он был в этом уверен сейчас, когда узнал об истинном предназначении Центра проникновения. Ему противостоят вполне реальные создания, правда, имеющие более богатые возможности. А после исследования данных фона последнего случая - у Верисиса появилось стойкое убеждение, что возвращением инженера, в этот раз, не обошлось. Результаты обсчета должны были ему передать завтра с утра.

   Для того, чтобы не терять времени, он запросил полицейские сводки о всех событиях, происшедших, в последние три дня. Одно, такое всплыло, но - встроить его в собственное расследование - Верисис не смог. Вчера нашли одного чудака в лесу. Но, ни это было главное. Там часто бродят разные странные личности. Странность была в том, что он... спал беспробудным сном!.. В прямом смысле - этого слова. Чуть разбудили. Это походило на сон инженера.

   Искать его стали, так как слепок памяти, пришедший накануне, тоже содержал - только сон. Притом - натуральный!.. Правда, очень фрагментированный и беспорядочный.

   Компьютер заинтересовал один из фрагментов. Он содержал образ циклопа, плавно переходящий в образ - такого же циклопа с одним глазом, но глаз, в этом случае, был абсолютно черный, без зрачка и роговицы, и, ко всему прочему, широкий (на всю ширину лица). Века и брови - тоже не было. Голова, выше глаз, была абсолютно лысой. Нос и рот - особо не фиксировался. Их очертания расплывались, изменялись, по форме и размерам, самым причудливым образом. Компьютер решил, что такой образ пригодится в базе данных спецэффектов, используемых для создания снов, поэтому - и зафиксировал его.

   Покрутив его, так и сяк, Верисис пришел к выводу, что притянуть данный факт к расследованию - не представляется возможным, но не выбросил его из головы, как совершенно не нужный, а просто - задвинул его на задворки собственной памяти. Он часто так делал, проводя свои расследования. Иногда, это - давало положительные результаты.

  Больше интересного ничего не всплыло. Анализ записей камер-фотоловушек, в округе Центра, тоже ничего не дал. На фотографиях фигурировали либо разные лесные зверьки, либо листва. Видимо, ветер продергивал их перед камерой, инициируя фотографирование.

  'Надо позвонить лесникам, чтобы почистили пространство, в створе фотографирования. Чего-то они нюх потеряли', - подумал Верисис и занес эту заметку к себе в блокнот.

   Среди своих коллег, он считался исключительным педантом, особенно - в выполнении всевозможных правил и установлений. И это проявлялось - не только в отношении к собственной работе и службе, но и ко всем, замеченным отклонениям и недостаткам, вообще. За что, некоторые, его - и не любили. Он мог спокойно указать начальству на мелочные прегрешения коллег, совершенно не имея намерения им навредить. Но, так как он так же относился и к собственным огрехам, то многие его считали, именно, педантом. И понимали, что за счет этого - он, ни в коей мере, не старался выдвинуться или, специально, утопить кого-либо. Поэтому, чаще всего, в его присутствии, старались вести себя в рамках устава и внутренних правил распорядка.

   Все эти просмотры и анализ полученных данных, заняли у Верисиса почти весь день, но не продвинули его - ни на шаг вперед...

   ... Следующий весь день, Воронов провел, крутясь у местной достопримечательности. Эта груда камней, поставленных друг на друга и образующих два, почти правильных, круга, с каменными воротами посредине, совершенно не производила на Воронова никакого впечатления. Но, совместно с Наб-омом, они изображали двух долбанутых энтузиастов, пытающихся активировать что-то понятное - только для них.

   За весь день, здесь же отметились все двойки, доложились и передали составные части 'паука'. Воронов собирал его в общественном туалете, в одной из кабинок, предварительно повесив на нее объявление 'Ремонт' и, для правдоподобности, разобрав сливную систему. На собираемом 'пауке', на всякий случай, был постоянно включен амулет невидимости.

  Кода паук был собран и активирован, Воронов, не отключая режим невидимости, уже почти в сумерках, но до включения подсветок, отволок его к каменным воротам и загнал на верхнюю перекладину.

  Посреди ночи, 'паук' должен будет спуститься и, став в створе ворот, снять невидимость, а потом - умотать в сторону города. Такая засветка предполагалась специально. Нужно было, на некоторое время, подстегнуть слухи и домыслы, крутящиеся вокруг местного Стоунхенджа. Вместо невидимости, паук включит морок, изображающий местного сказочного зверька. Такой заход - должен создать очередной всплеск интереса к этой древности и вызвать наплыв приезжих в город, отвлекая внимание от - уже тут болтающихся.

  Воронов дал подчиненным три дня - на адаптацию. Их впечатления - затем очень пригодятся, для внедрения постоянных агентов. Утром четвертого дня - все должны выдвинуться из города и собраться в пещере, на каменоломне.

  Шум - действительно, поднялся!..

  В город выплеснулось еще втрое, от уже приехавших зевак. Ролик, заснятый камерой слежения, крутился по телевидению, чуть ли ни по пять раз на час, на всех каналах. Впервые, за всю историю существования этой достопримечательности, всевозможные домыслы - были подтверждены, документально!.. Посреди ворот, вдруг возникает криол (так звался этот мифический зверек) и стремительно срывается в сторону города!.. На следующий день, город наводнили не только толпы туристов, но и куча репортеров, всевозможных СМИ. "Стоунхендж" выглядел развороченным муравейником. Пришлось даже полицию вызывать - для организации хоть какого-либо порядка.

   Обедая в ближайшем к их жилью кафе, Воронов, в основном, слышал разговоры о произошедшем невероятном событии. Варианты приводились весьма различные. От максимально достоверных - до совершенно фантастических. Кстати, кормили в этом кафе очень хорошо и, весьма, разнообразно, что нельзя было сказать о нескольких других, расположенных в этом квартале. Цены были выше, но не настолько, чтобы возникли ограничения в посетителях, по этой причине. Медленно и с толком поглощая пищу, Воронов и Наб-ом внимательно слушали, что говорят окружающие:

   '... а объясни мне, с чего это - все это - произошло, именно, сейчас?.. По всем понятиям - сейчас не время...'

   '... там были очевидцы и они подтверждают, криол возник - совершенно неожиданно. Пару человек даже успели сфотографировать его, с близкого расстояния. Вот, наверное, теперь - заработают на этих снимка!..'

   '... говорят, он там был не один, а выскочило их несколько!.. Только первые, двигались очень быстро - и камера их не сумела зафиксировать...'

   '... чтобы черный побрал этих репортеров и туристов! Невозможно провести никаких экспериментов и замеров!.. '

   '... да я там был, как раз, в это время! Криол появился в створе ворот - и рванул в город. Как раз, мимо меня пробежал. Да! - точно такой, каким его рисуют в детских книжках. Теперь надо внимательно все сказки перебрать, может - и другие подобные зверьки существуют. Притом - и не добрые, в том числе...'

   '... интересно, где он сейчас?.. Вот обогатится тот, кто его найдет!..'

   Гул голосов не смолкал ни на минуту. Воронов был доволен. Все сработало - как должно. Теперь - внимание всех рассеивается, и собирать различные сведения - будет проще. Идиотов с дурацкими вопросами в городе сейчас пруд-пруди, и возможные проколы команды - легко затеряются в этой массе...

   От дамочки так сильно фонило в ментальном диапазоне, что 'паук', можно сказать, споткнулся. И тут сыграло роль, что, перестраховываясь, Кирилл снабдил это создание искином с приличным интеллектом. Явно - избыточным, для его функций. Что, там себе, надумал 'паук', понять было трудно. Окинув ментальным взором дамочку еще раз, он увидел еще кое-что. Весь этот фонтан чувств и эмоций, был укутан коконам боязни и стеснительности, да так, что, в повседневном поведении, все эти эмоции - почти не проявлялись. А, ведь, она была актрисой... Нужно помочь, - решил искин 'паука' и, накинув морок криола, вышел навстречу.

   Сначала дамочка испугалась, затем, разглядев, кто перед ней, - похоже, успокоилась. Этот сказочный герой слыл добрым волшебником.

   Сама она, в детстве, когда, после теста, вышла из третьей двери, удивилась несказанно, а ее родители - выходцы из седьмой - еще больше. Радости - не было конца. Потом - началась учеба, включающая актерское мастерство.

   В школе - все проходило более-менее, хотя уже тогда она почувствовала этот мерзкий страх - перед сценой и зрителями. Но, так как в школе - все были хорошо знакомыми между собой, а на выпускной спектакль - приглашались только родители, которых она, в большинстве своем, знала, - то страх не главенствовал. Крутился - где-то на задворках. А вот на первом же, настоящем, спектакле - все и вылезло.

   Выйдя на сцену, она оцепенела. Хорошо еще, что роль была маленькая и даже не второстепенная, а почти - массовка. Скукожившись, на деревянных ногах, она прошла по сцене; совершенно без выражения, отбарабанила свою реплику - и понуро ушла. Это был крах всех мечтаний...

   Ее, конечно, не выгнали. Она все же, шатко-валко, могла, пересилив себя, играть. Массовке - и такие актеры были нужны. Мелких ролей - много, а играть их - мало кто хочет. Соответственно, играют плохо. Потом дети - отдушина, через которою изливались все накопленные чувства. Снова - театр. Правда, иногда, ей доверяли и вторые роли. Но такие, где нужно было изображать - как раз, зажатых, стеснительных или безэмоциональных, сухих персонажей.

   Так вот - в этот раз, случилось непредвиденное. Театр выехал на гастроли, а прима и ее дублерша как-то дружно заболели - и выступать не могли. Выбор пал на нее. Хотя она и не играла главные роли, но знала их наизусть!.. В своих снах она всегда была - только примой!.. Там, никакие страхи ей не мешали.

   Руководитель театра решил, что три-четыре спектакля она, хоть кое-как, вытянет, а там - и прима выздоровеет. Вчера - прошел первый спектакль. Естественно, зрители ее игрой, через силу, были разочарованы. Сейчас - она шла на второй спектакль. Ей было плохо и стыдно за себя, но пересилить свою фобию полностью - она так и не могла.

   Подойдя вплотную, 'паук' произнес:

- Не бойся... Я тебя сейчас коснусь - и передам частичку своего волшебства тебе. Оно поможет...

   Пока актриса раздумывала, он коснулся ее...

   Видение золотистой искорки проскочило между его иллюзорной лапкой и телом актрисы. На самом деле - он поставил метку и активировал канал. Это и было - самоуправством с его стороны!.. Метки он должен был ставить - в невидимом режиме и совершенно другим людям. Людям - власти. Но получилось то, что получилось.

   'Паук'- импровизатор отошел от актрисы и, ретировавшись, растворился в вечерних сумерках. Воодушевленная актриса, как на крыльях, летела в театр. Она встретила криола! Сказочное существо!.. Ей передали частичку волшебства!..

   Но когда она вышла на сцену - страх вернулся, впившись в ее разум безжалостным вампиром. В ту же секунду - она услышала спокойный и красивый голос криола:

   'Не бойся - я с тобой... Вспомни то время, когда ты рассказывала сказки своим детям. Вспомни... Считай, что ты рассказываешь и показываешь эту историю - именно, им...'

   Актриса встрепенулась - и кокон лопнул!.. Невероятная легкость в теле и поразительная органичность поведения!.. В голове, неожиданно зазвучали удивительные, но - совершенно не по роли! - незнакомые слова - и она заговорила...

   И это был теперь - совершенно другой человек!.. Яркий, красивый и в движении, и в голосе, и в паузе, держать которую умело - вершина актерского мастерства!..

   Зрители, наслышанные от друзей о вчерашнем спектакле, ничего хорошего от него не ждали. Многие, после начала, даже оставались в буфете. Почти половина мест в зале пустовала. Но, по мере разворачивания действия на сцене, перешептывания в зале стали стихать и, минут через пять, стихли, вообще... Привлеченные этой неожиданной тишиной, возникшей в зале, из буфета потянулись зрители, дожевывая, на ходу, свои бутерброды.

   Удивлены были не только зрители. Артисты, поняв, что происходит что-то невероятное, тоже подтянулись и стали играть, намного лучше, чем обычно. Спектакль шел - на сцене разворачивалось действо, заставляющее всех замереть и забыть об окружающем мире. Игра героини потрясала!..Это - было чудо!..

   Кода отзвучала последняя реплика - зал напряженно молчал... Зрители не желали возвращаться в действительность. Потом - взрыв аплодисментов!.. Аплодировали не только зрители. Аплодировали все актеры, рабочие сцены, музыканты и все, кто застал - хоть часть действа! Главреж был в ступоре. Ожидать такой метаморфозы от серенькой актриски!?. Это было - выше его понимания!.. Вот - так вот - запросто, у него в труппе - родилась гениальная актриса!..

   Когда артисты вышли на очередной поклон, из зала донеслась реплика:

   - Почему - только сегодня... только сейчас?!.

   В зале резко наступила тишина... Ответ актрисы всех вверг в еще больший экстаз...

   Вольную интерпретацию этого ответа, как и всю эту историю, Воронов услышал на следующее утро, завтракая в кофе.

   За соседним столиком, соловьем заливался явный театрал, делясь с другом своим впечатлением, от увиденного вчера спектакля. Было занятно слышать, восторженное описание произошедшего, но последние фразы, можно сказать, чуть не свалили Вороного со стула.

   - А знаешь, что ответила Лиола на вопрос?..

   - Не томи. Говори...

   - Она сказала, что, перед спектаклем, встретила криола, и тот, как она уверяла, раскрепостил ее талант и передал ей частичку своего волшебства. Вот потому - и случилось то чудо, когда она 'пошла на монолог' (всего я точно не помню, но начало было такое), и, вверх закатив глаза, он начал декламировать:

   'Быть или не быть? - вот в чем вопрос. Достойно ли:

   Смиряться под ударами судьбы -

   Иль надо оказать сопротивленье

   И в смертной схватке, с целым морем бед,

   Покончить с ними?.. Умереть... Забыться...'

   Дел наматывалось все больше и больше - и Кирилл начал задумываться о второй ипостаси. Сейчас он, в редкие свободные минуты, прорабатывал теорию "слияния сознаний". Если удастся это делать, без потери данных от обеих копий, то клону - быть!..

 

 

   Глава 4.

   Воронов, в очередной раз, посмотрел на карту. На этой планете материк был один. С другой стороны шарика - нагромождение скалистых островов, малопригодных к жизни. Материк протянулся от северного полюса, через экватор, к южному. Но немного не достигал его. Очертания материка походили на сжатый кулак, с частью запястья. Внутри - около двух десятков озер Два из них - довольно крупные. Все 'разнообразие' дополняли пять больших рек. Вдоль восточного побережья океана, немного отступив от берега, шла высокая горная гряда, которая и являлась естественной границей между Империей Лании и остальными государствами. Их там насчитывалось аж четырнадцать штук. Точно посередине континента располагалось столица Лании. Самыми главными транспортными артериями являлись две хорды монорельса, пересекающиеся в столице. Центра Проникновения находился строго на северном полюсе. Наверное, это что-то значило.

   Городок, в котором резвился Воронов со своими подопечными, был в тридцати километрах от полюса. От него начиналась первая хорда монорельса. Шла она через столицу, к западному побережью, и заканчивалась во втором, по размерам, порту Лании. Вторая пересекала континент с северо-запада на юго-восток, где и упиралась во второй город-порт. Был он не намного больше западного, но считался главным, т. к. через него шло основное общение Лании с остальными государствами. Чуть южнее этого города, располагался полуостров. Ниточка суши к полуострову была очень тонкой. Шириной - в восемь километров и длинной - двадцать два. Сам полуостров был величиной, примерно, с Мадагаскар. Именно, на этот остров и нужно было добраться.

   Открыть портал - где-то рядом - руководство не хотело. Причины объяснили, но Воронов считал их несколько надуманными. В его понятии, план должен быть - максимально простым. Тогда - и его выполнение не потребует ничего запредельного. Но приказы - не обсуждают. Жалко только, что нельзя было взять с собой Малыша. Когда Воронов это ему довел, тот целый день ходил обиженный. Но, перед уходом отряда из лагеря подготовки, подошел - и лизнул Воронова в лицо. Воронов чувствовал целый букет его эмоций. Кроме толики обиды, тут были и опасения за Воронова, и любовь к нему. Воронов погладил Малыша и пообещал, что, в следующий раз, без него никуда не пойдет.

   Из способов добраться, самым простым было - сесть на монорельс и доехать до южного порта. Правда, в столице пришлось бы делать пересадку. Этот вариант - тоже был отклонен, но уже - по другой причине. Уж больно много группа тащила с собой - несоответствующего этому миру оружия и оборудования. Да и информации 'с мест', в этом случае, получили бы - самую малость.

   Одобренный план, который Воронов считал слишком заумным, предполагал воспользоваться монорельсом - по самому минимуму. Группа садилась в вагоны не в городке, а на следующей станции. Рейс - самый поздний. Пассажиров - минимум, да и спят - почти все.

   По монорельсу, доехать до предгорья, а далее, через перевал, - в местный 'Афганистан'. В реале централизованной власти, как таковой, там не было. Так, какое-то странное подобие совета старейшин. Жесткая клановая система, но совсем - не разваливалось, как ни странно. Там, собственно, и надеялись почерпнуть максимум информации. Дальше, вдоль горного хребта, - на юг. С заходом в некоторые страны. По надобности. Пройти предстояло по территории восьми из них. В основном, по их западным границам. Главная задача - сбор информации 'на земле'. В зависимости от полученных данных - выбор типа проникновения на полуостров: либо по земле, либо по морю.

   Сейчас же Воронов собирался выдвинуться на точку сбора - в ту самую пещеру, где группа оставила свой багаж. В этом городке они выполнили все, что запланировали. В настоящий момент, он гудел как улей. С их прибытием, невероятные события повалили - как из рога изобилия. Сначала - в местном Стоунхендже, выскочил криол (сказочная зверушка, которой, по определению, в природе не существует), потом - серенькая актрисочка - в миг превратилась в примадонну. Да еще - такой монолог выдала!.. Естественно, что это монолог Гамлета местная публика не знала. И это - после встречи с, тем самым, 'несуществующим' криолом. Публика - в полном экстазе. И еще - куча разных странностей, большая часть которых - чисто, фантазия тех, кто решил воспользоваться моментом или тех, у кого наличествовало воспаленное воображение. Зато СМИ - оттянулись, по полной. Какой только чепухи не появилось на экранах и в газетах! Все это - как нельзя лучше, перекрывало небольшие странности, которыми отличалась десятка приезжих.

   Воронов и Наб-ом сердечно попрощались с хозяйкой, позавтракали, последний раз, в кафе и двинулись к пункту сбора. Поизображав любителей природы, через три часа - они были в пещере. Как и планировал Воронов - они были последними.

   - Так. Сегодня - двигаемся дальше. Но сначала - надиктуете свои наблюдения. Для освежения памяти - повторю план по этому участку. Вечером - выходим и двигаемся к станции. С условием, что подсядем на последний рейс. Наши фантомы - 'сядут' на этот рейс в городке и 'поедут' до столицы. Мы же - выйдем через три остановки, в предгорье. Все проделываем в режиме невидимости. Выходим - и в лес. Он там - недалеко. Примерно, в километре от станции, на восток. Город - на западной стороне. Станция - полугрузовая, поэтому - построена на окраине. Нам - это на руку. В лесу переодеваемся - и марш-бросок до перевала. За ночь - должны дойти. Полдня - отдых, потом - перевал. Дальше - по обстоятельствам. Все вспомнили?..

      Получив в ответ дружное: 'Да', Воронов раздал терминалы, куда бойцы должны были наговорить свои впечатления. Именно - впечатления иногда дают возможность понять истинную подоплеку информации, полученной, как говорится, 'из официальных источников'.

   На станцию они прибыли - на один рейс, раньше. Нужно было посмотреть - в каких местах окажутся двери вагонов состава. Невидимость - невидимостью, но, при наличии хотя бы небольшой толпы, создаст определенные неудобства. Когда тебя толкнет пустота - это очень впечатлит, а этаких впечатлений - следует избегать. Возможными к посадке вагонами - определили три последних. Соответственно, распределились на пары и обозначили, кто в какую дверь заходит, начиная с последней, в последнем вагоне.

   Все прошло без эксцессов. На платформе, обычных пассажиров, было всего восемь - и все они ринулись в первый вагон. В этих экспрессах - только в нем устанавливали развлекательные экраны. Проехав три перегона - километров триста пути - группа беспрепятственно покинула экспресс. Через десять минут - они были в лесу. Сняли невидимость и переоделись в полевую форму. Еще десять минут - и отряд, в приличном темпе, двинулся к перевалу. Но спокойно дойти до него не удалось. Где-то на середине, Онида предупредила Воронова о том, что впереди расположился лагерь каких-то людей. Воронов решил обойти, но, ради интереса, отослал туда двоих - для разведки. Вернувшись, те доложили довольно неприглядную картину.

   - Там - отряд горцев. Двенадцать человек. С собой ведут захваченных рабов. Восьмерых. Шесть молодых женщин и двоих мужчин, среднего возраста, - доложил Наб-ом и вопросительно посмотрел на Воронова, от которого тут же последовал вопрос:

   - Как расположены?..

   - Костер - в яме, вокруг него - семеро. Один - сторожит пленников, чуть в стороне. Четверо - в страже. По поведению - видно умелых воинов. Бдят - по-взрослому - никто не спит, - ответил Наб-ом.

   - Ясно... Так, всем - внимание! Работаем вариант - 'три', - хищно улыбаясь, приказал Воронов. Он очень не любил работорговцев. Не он сам, но его хороший друг побывал в шкуре раба и, в свое время, много чего порассказал об этом Воронову.

Вариант 'три' предполагал использование иллюзионной личины такой страхолюдины, что даже видавшие виды воины с Торна - терялись. Самым главным было то, что использовался специальный захват, в виде пасти зверя, усиленный 'амулетом силы'. Он надевался, как перчатка, на руку. Результат - вырванные куски тел, к которым его применяли.

   - Охрану снять - по-тихому. Потом - прорыв в лагерь и всех, около костра, - в ноль. Сторожа пленников - пугануть, чтобы, со страху, бежал - впереди своей тени. Но только - после того, как он увидит и оценит картину нападения. Всем использовать 'амулет пасти' - в районе шеи.

   - Делать так, чтобы жертва падала - раной к земле. Перед этим - имитировать, что высасываете кровь. Надеюсь, работорговцев не жалуете?..

   Все заулыбались. Только вот - улыбки были очень специфические. Смеяться от таких улыбочек - не хотелось. Воронов, в это время, связался с Онидой и попросил, после их ухода, прорастить кровососущие кустики и выкачать из останков работорговцев кровь. Нужно было создать картинку - как можно ужасней и непонятней.

   Тренировки даром не прошли. Все прошло - тип топ. Правда, работорговцы были ребятами - не промах. Постовые поняли, что на них нападают. Хотя все нападающие и включили режим невидимости, но, в последний момент, каждый из постовых заволновался. Но поздно. Ничего похожего в их жизни - никогда не происходило, так что, хотя реакция и была быстрой, но все же она запоздала. Потом - семь серых, стремительных силуэта выскочили на поляну. Через несколько секунд - каждая тварь уже держала по одной жертве и 'пила' ее кровь. Со стороны, это смотрелось - именно, так. Пленники закричали от ужаса, а их охранник, увидев, что к нему устремилась еще одна, рванул, не разбирая дороги. Причем, развил такую скорость, что, даже имея задачу его догнать, преследователю пришлось бы сильно постараться. Если бы нападавшие были людьми - он бы вступил в бой. Даже безнадежный. Но то, что он увидел, привело его в ужас. Это был животный ужас, возникающий у более цивилизованного существа, столкнувшегося с порождением темных фантазий. 'Высосав' кровь, твари, не обращая внимания на пленников, стремительно исчезли с полянки. Только минут через тридцать, когда Онида уже успела прибавить свой штрих к картинке, один из пленников решился приблизиться к трупам. Нащупав нож на одном из них, он, с его помощью, освободил второго мужчину, а тот освободил его. Потом вместе, они освободили женщин. Дожидаться рассвета никто из пленников не стал. Все дружно рванули в сторону своих домов, до которых, в принципе, было и не так далеко. Самый дальний хутор находился в двадцати километрах. Их появление, а, главное, принесенная информация вызвала повторный всплеск истерики в СМИ.

   Через семь дней, 'изнасиловав' всех обитателей Центра Проникновения, Верисис пришел к твердому убеждению, что, под прикрытием возврата инженера, было произведено проникновение в их мир нескольких особей из другого. Причем, все его измышления были теперь подтверждены фактами, полученными из анализа фоновых излучений.

   Научный состав центра начал рыть в этом направлении, пытаясь разобраться в примененной технологии, а Верисис отправил доклад начальству.

   В докладе был раздел, по анализу окружающей Центр местности. К ее осмотру Верисис подошел со всей тщательностью. Но ничего толкового не нашел, кроме заросших листвой камер слежения. На что - не преминул обратить внимание лесников, отвечающих за этот лесной массив. Он понимал, что на этом расследование не закончится. Ожидания оправдались. Его передислоцировали в ближайший город и велели продолжать следствие. Теперь нужно было найти прорвавшихся.

   В это время, в городке творилось невесть что. Он кипел, бурлил и выносил мозг всем приезжающим. Впрочем, не без оснований. Все, что произошло, не являлось обычными слухами. Имелись записи камер наблюдения, которые уже заисследовали до дыр. Шли спектакли новой примадонны, на которые рвались все, кому ни лень и остальные, сверху. Было еще пару подтвержденных контактов криола, столь же вопиющих. И, кроме того, еще туча не подтвержденных, приправленных фантазиями, самого дикого толка.

   Верисис не верил, что все это 'жу-жу' - просто так. Хочешь спрятать лист - прячь в лесу. Он, наверное, поступил бы также. Напустить тумана - как можно больше, запутать в ложных слухах и домыслах, подкинуть несколько ложных путей, ведущих в никуда.

   По приезде, получив досье в местном отделении полиции, он печально вздохнул, поняв, что, во всем этом ворохе несуразностей, придется разбираться - именно, ему. В отделении ему выделили стол в углу и подключили сетевой терминал. Начинать он решил с анализа баз данных. При существующей системе, внимания компьютеров прибывшие, ну никак, не могли бы избежать. Если они, конечно, побывали в городе.

   Работы предстоял - не початый край. При этом, начальство уже требовало результатов. Прямо сразу - и сейчас.

   А, на следующий день, произошло еще одно событие, всколыхнувшее общество, по самое - не балуй. В город привезли одиннадцать трупов горцев, с рваными ранами на шее и выпитой, под ноль, кровью. Были и очевидцы этого ужасного происшествия. Их всех отыскали и притащили в город. Именно - притащили. Добровольно - никто из них ехать не соглашался. Слепки памяти с них, конечно, сняли, но, в данном случае, этого было мало.

   Врисис размышлял. Несуразности и сверхъестественность - прямо так и перли из этого дела, подленько нашептывая: 'Поверь-поверь... и все объяснится, как нельзя лучше'. Но, видимо, к этому - эти проникшие и подводили. Верисис понимал, что, поверив, скатиться в огромное болото мистики. Мистика все объяснит, но полностью лишит его возможности - поймать этих существ, так как, в этом случае, их возможности придется признать - безграничными. Причем, полностью отрицающими логику мира. Ловить неуловимых - Верисису не хотелось. Поэтому - разум сопротивлялся, как мог, упирая, что любое событие можно объяснить - без привлечения всякой дурости. Новое пришествие Верисис решил - пока, оставить в стороне. Если проникшие были столь чуждыми, то в городе они не могли бы появиться - сразу же, не засветившись. Если же они были цивилизованными, то такой дикости - они бы не сделали. Так что - сначала нужно просеять всех приезжих за последнюю неделю.

   На запрос - терминал выбросил, более тысячи идентификаторов. Сначала - Верисас проверил корреспондентов различных СМИ. Больше - для проформы. Запросы в редакции, студии и фирмы - подтвердили, что таковых, действительно, посылали для освещения происходящих событий. К тому же - почти все они - еще болтались в городе. Отбросил командированных, предварительно проверив, что они здесь делали. Их деятельность совпала с заданиями, которые они получили. Потом - отсеял 'профессиональных' охотников за привидениями и прочими 'чудесами'. Эти чудаки постоянно шастали по всей Лании и частенько попадались полиции на зуб. В основном, конечно, за панику, которую они часто наводили в местах собственных посещений, где, якобы, расследовали 'потусторонние явления'. Их досье имелись в каждом отделении. Дальше - были отброшены группы, приехавшие от турфирм, которые, довольно часто, включали этот городок в свои маршруты. Проверка показала, что состав групп был сформирован - задолго до происшедших событий. После этого - осталось около четырехсот персон. Кое-кто еще обретался в городке, в настоящий момент. С ними Верисис встретился и переговорил. Чуйка промолчала. Дальше пришлось разбираться индивидуально. Время шло, но никаких зацепок не возникало.

   Периодически, Верисис следил за делом горцев. Тем более, что их представитель в столице выразил протест по поводу, что в Лании на свободе разгуливают хищные животные, способные напасть на человека. О том, чем его соотечественники занимались на территории Лании, он, конечно, умолчал. В этом деле - тоже возникли 'непонятки'. Во-первых, никаких следов. Такое впечатление, что кровососы летели, а не шли по земле. Второе, под составленное описание не подходило ни одно из известных животных. В том, что описание максимально соответствовало действительности, никто не сомневался. Всех очевидцев буквально выдоили досуха, составляя его. Третье, больше они нигде не засветились, что, учитывая их звериную сущность и потребность в пище, кстати, довольно специфической, никак не могло быть. В-четвертых, вскрылась халатность лесников. Лес предгорья изменился - и не в лучшую сторону. Все заросло колючим кустарником, лианами, мхом и плесенью. Так что, бедных лесничих чихвостили все, кому ни лень.

   Проверив все гостиницы и прогнав данные на их постояльцев, проживавших там во время памятных событий, Верисис тоже ничего не обнаружил. Оставались - сорок восемь туристов, останавливавшихся в частных пансионах и меблированных комнатах. Особой надежды он на них уже не возлагал. А начальство, буквально, взбесилось. Столько времени - и нулевые результаты. Замаячила должность - в архиве. На нее, до сих пор, кандидатуру еще не подыскали. У Верисиса даже возникла мысль, что начальник ее специально придерживает, ожидая, когда Верисис споткнется.

   Еще день ушел, на проверку оставшихся кандидатур. Удалось обнаружить шероховатости в поведении, четырех из них. В другое время, на такие факты, Верисис бы не обратил никакого внимания, но ситуация вынуждала придираться даже к незначительным несоответствиям. Одной из хозяек меблированных комнат, показалось, что поведение постояльцев (в плане - их воспитания) не соответствует заявленному рангу. Постояльцы, по документам, относились к восьмому уровню, а вели себя - на весь третий, в крайнем случае, четвертый. Верисас, конечно, проверил. Да, были такие. Приезжали, довольно долго крутились у главной достопримечательности. Отпуск закончился - уехали. Сейчас - работают на своих рабочих местах. Тупик...

   Как и все жители Лании, Верисис свято верил компьютерам. У него, даже самой маленькой мыслишки о том, что компьютер можно обмануть, не возникало. От слова - 'совсем'. Когда он учился на полицейского, им показывали и рассказывали о системах контроля целостности данных. С тех пор, в мозгу отпечаталось, что подтасовать что-то в системе - просто невозможно. Сторожевые программы - тут же поймают манипулятора. Что неоднократно - и подтверждалось. Такие попытки изредка происходили, но с неизменным результатом. Оставалось - сделать вывод, что пришельцы только пошумели, но сами в город не наведывались.

   От отчаяния, Верисис повторил свой трюк с датчиками давления, когда расследовал похищение инженера. Все вагоны монорельса имели таковые. Вот тут-то - его и ждал сюрприз. Данные, на один из дней, содержали парадоксальную информацию. Сначала - в вагонах, судя по весу, ехало меньше заявленной численности. Детей на этом рейсе не было. Затем - три перегона, вес, примерно, соответствовал требуемой среднестатистической норме. Далее - снова, уже до самой столицы, был меньше требуемого. Разница в весе соответствовала, примерно, от восьми до одиннадцати человек. Причем, в этом рейсе была зафиксирована - и та четверка подозрительных. А это - было уже что-то. Верисис тут же затребовал записи камер контроля перронов станции, где вес пришел в норму и снова стал меньше. А также - записи камер в вагонах, где показывалось расхождения.

   Просмотр вызвал разочарование. На первом перроне - зафиксировались только входящие и только в первый вагон, в котором все было нормально. В последние три вагона - никто не входил, но вес изменился. На втором перроне - вообще, никто не входил и не выходил, но вес - снова поменялся. Камеры в вагонах тоже ничего не зафиксировали. Все, кто в них вошли в городке, ехали до столицы - и там вышли. Но, как бонус, выяснилось, что снижение веса произошло, как раз, в районе станции, где произошла кровавая разборка с горцами. Хотя в цепочку факты еще не складывались, но появились - как таковые. Временная шкала показывала, что город пришельцы все же посещали, ну или, по крайней мере, ныкались, где-то близ его.

   На этот момент, данным с камер наблюдения Верисис, уже на сто процентов, не доверял, пологая, что пришельцы как-то могут ими манипулировать. Поэтому - он дал запрос на предоставление данных и записей камер, на те моменты, когда картинки, по каким-либо причинам, были либо смазаны, либо отсутствовали. Пытаясь разобраться хотя бы на косвенных. И картинка - сложилась! Четко прослеживался след от Центра Проникновения к городку, причем - по временной шкале все тоже совпадало.

   Итак, первый вывод - проникшие, каким-то образом, умели аккуратно перекрывать обзор у камер, не засвечиваясь. Использовались: листья, насекомые и другие, естественные, вещи. Как это достигалось - пока было непонятно. Вывод номер два - при особой необходимости, они могли становиться невидимками. А еще, в случае чего, могли - и убить. Причем - не самым простым способом. Мгновенно и жестоко. Хотя... и тут были странности. Убили ведь - только горцев, да и то - не всех. На пленников - даже не взглянули. Честно говоря, горцев Верисис совершенно не жалел, прекрасно зная, что они творят.

   Верисис скомпоновав все данные и, сделав на их основе отчет, скоренько отправил его в Центр. Присовокупив, в конце, что с территории Лании пришельцы ушли - и, скорее всего, из других стран, мы получим этому неопровержимые доказательства. Не преминув, упомянуть идентификаторы четверки подозреваемых.

   Верочка, наконец-то, дорвалась до дела. Тут же схулиганив, сразу с порога, подкинув монолог Гамлета актрисе, раскрепощенной искином 'паука'. Как она сказала:

   - Девочка - того стоит. Я ей еще, потом, подброшу текстов. Будем растить гения.

   Дальше, подключившись к 'пауку', начала искать свою первую жертву - на шизофрению...

   Она еще там, на далекой Земле, во времена, когда еще активно работала, поняла, что любой разведчик должен не только собирать и передавать данные. Он должен предельно беспристрастно проанализировать полученную информацию и сопроводить передаваемое своими выводами и выкладками. Учтут или нет - дело другое. Ведь - только он находится в гуще описываемых им событий; и, именно, он может понять то недосказанное и неотраженное в официальных бумагах, что может сыграть свою не спрогнозированную и, иногда, фатальную роль. Поэтому - первое свое подключение Верочка провела, отнюдь, не к высокопоставленному чиновнику, а к одному из чудаков, слетевшихся на столь явное проявление неизведанного.

   Улица была пустынной. Сумерки понемногу размывали окружающий мир, но освещение еще не включили.

   Герон медленно брел по городу и сетовал на то, что не ему, постоянно охотящемуся на все необыкновенное, а какой-то артиске - выпала удача встретиться с чудом. Она встретила криола, волшебное существо, которого, даже по понятиям Герона, не должно было быть. И вот - пожалуйста! Есть! Причем - его появление зафиксировано беспристрастной автоматикой. Все эксперты подтвердили, что запись - подлинная и не подвергалась никакой редактуре. По городу носились слухи, что криола видели и там и тут. Но - именно, слухи. Ничего, подтверждающего их, распространители предоставить не моги.

   Герон так задумался что, в первый момент, даже не понял, что к нему кто-то обращается. А когда понял и рассмотрел - кто, - впал в ступор. Перед ним стоял криол - и обращался он, именно, к нему:

   - Глубокоуважаемый Герон, вы так интенсивно сожалеете о том, что первый контакт я провел не с вами, что я решил, для второго - выбрать, именно, вас. Долго говорить я не буду. Просто соединю наши сознания. Не полностью, конечно. Но для общения - этого уровня будет, вполне, достаточно.

   Креол подошел к Герону, еще стоящему в ступоре, и коснулся его. Маленькая фиолетовая молния чувствительно кусанула в плечо. После этого, криол, не разворачиваясь, отступил - и быстро растворился в окружающих сумерках. Наконец, произошедшее полностью овладело разумом Герона - и он рванулся вдогонку, крича:

   - Стой! Мне нужно с тобой поговорить!..

   На что, в голове, прозвучал тихий ответ:

   - Для этого - не нужно так орать. Спрашивай - я отвечу. Я же сказал тебе, что наши разумы сейчас связаны.

   В результате, Герон споткнулся и, чуть было, не упал на мостовую. Но, пробежав несколько метров в согнутом состоянии, все же сумел выпрямиться и остановиться, без катастрофических последствий. Помогла в этом - стена дома, в которую он едва не впечатался головой, со всей дури. Вытянутая вперед рука успела зацепиться за фрагмент лепного украшения - и помогла остановиться и привести тело в вертикальное состояние. И тут же, еще тяжело дыша от проделанных 'упражнений', он спросил:

   - В чем смысл нашей жизни?

   - Ого! Ничего себе. Сходу - самый главный вопрос. Кстати, говорить вслух - не обязательно, - прозвучал ответ в его голове, с явным оттенком восклицания. - Кое-что я тебе скажу, но поймешь ли ты - не знаю. Так вот... Первый постулат - люди суть дети. И, как все дети, они очень жестоки. Второе - ты видимо знаешь, что гусеница, превращаясь в бабочку, проходит стадию куколки. И главное в этом - даже не сам процесс превращения. Когда бабочка выбирается из куколки, ей приходится приложить неимоверные усилия, чтобы освободиться. Иногда - это не получается - и бабочка гибнет. Так - и цивилизации людей. Не сумеют выбраться - значит, не суждено. К сожалению, это происходит не так уж и редко. А теперь - я, на некоторое время, покину тебя. Еще кое-что нужно сделать. С прискорбием, сознаюсь, но даже я - не могу быть в двух местах, одновременно.

   Герон стоял, облокотясь на стену дома, и переваривал то, что услышал. Подумать - было о чем. В голове роилось множество вопросов, рождались и рассыпались различные гипотезы...

   Наконец, оттолкнувшись от стены, он медленно пошел дальше. Свершилось то, о чем он мечтал всю жизнь. То, что часто представлял в своих снах. Но свершилось - как-то странно, обыденно и слишком просто - без надуманных им спецэффектов и помпезности.

   Полученная информация вертелась в мозгу, как нечто чужеродное, никак не желая укладываться в имеющиеся рамки. Получалось, что рамки нужно раздвигать, а кое-какие незыблемые истины - вообще, выбросить.

   А вопросов набиралось все больше и больше. Если люди это суть дети, то кто - родители?.. Почему они бросают своих детей на волю случая?.. Что за бабочки получаются из цивилизаций-гусениц?.. Что есть кокон?.. И много, много других...

   Когда он, наконец, добрался до своей гостиницы, то немало удивил других постояльцев, ошивающихся в ее холле. Раньше - Герон влетал в холл яркой и шумной кометой. Сейчас же - он тихонько прошел к себе в номер, никого не трогая и совершенно не реагируя на обращенные к нему вопросы. Многие озадачились и поняли, что случилось что-то, из вон выходящее.

   Герон же, зайдя в номер, устроился в кресле и предался размышлениям, периодически мысленно окликая криола, в надежде на очередной контакт. Но, в этот вечер, повторного разговора не состоялось. Герон так - и заснул в кресле, даже не пытаясь выйти на контакт со своим компом, для заказа сновидения. Спал крепко, без сновидений, и не слышал, как, несколько раз, кто-то стучался к нему в номер. Слепок памяти прошедшего дня ушел по расписанию.

   До перевала отряд Воронова дошел без происшествий. Шли ускоренным маршем: бег - быстрый шаг - снова бег и так далее.

   Подойдя ко входу на перевал, остановились лагерем. Владения Ониды заканчивались. Дальше нужно было переходить на классический вариант. Впереди - в авангарде - двое в личинах и двое - в арьергарде - с панорамным обзором. А так как сразу начинались довольно крутые подъемы, то скорость падала до уровня, обычного пешехода.

   К горному переходу группа готовилась особенно тщательно. Во время подготовки, группе пришлось осваивать весь перечень возможных трудностей и 'сюрпризов'. Крутые подъемы, извилистые тропы, обрывистые спуски, с осыпями и без оных, узенькие карнизы над пропастью и не всегда заметные провалы, укрытые предательски спокойными мостиками.

   Все это создавало приличный риск, и (так как маршрут нельзя было заранее спланировать и, соответственно, оценить, с точки зрения имеющихся препятствий), приходилось тащить излишнее снаряжение и надеяться, что его хватит - на любые непредвиденные варианты.

   Отдохнув, отряд, вытянувшись в ниточку, двинулся в горы.

   Перед выходом, Воронов, еще раз, накачал подчиненных, установил порядок и темп движения. Крутизна, в некоторых местах, доходила до двадцати-двадцати пяти градусов, так что скорость не превышала двух километров в час. Первый перегон Воронов определил в двадцать километров.

   Шли довольно спорно, но Воронов все равно следил за состоянием бойцов. Как только у кого-либо из них пульс повышался до 120 ударов в минуту, останавливал группу на две-три минуты, давая отдышаться и прийти в себя.

   Пройти двадцать километров не удалось. Где-то на шестнадцатом километре, они наткнулись на хорошее место для стоянки. Закуток, укрытый от ветра и защищенный от камнепадов козырьком, режущим таковые надвое и направляющие их в обход этого места. Было видно, что они не первые выбирали его для отдыха. Имелся след кострища. Состояние золы в нем говорило, что последний раз костер здесь разводили дней пять-шесть назад. Место располагало, и, помятая, что лучшее - враг хорошего, он решил остановиться здесь. Еще раз осмотревшись, Воронов дал команду на привал. С видимым облегчением, бойцы скинули рюкзаки и занялись обустройством лагеря. Каждый знал, что ему нужно делать. Сам Воронов активировал систему охранения и занялся связью.

   Кирилл откликнулся сразу:

   - Привет, коммандос. Вы где?.. - сразу же последовал вопрос.

   - В горах. До перевала - еще дня два. Границу Лании миновали без эксцессов. Да и границы, как таковой, не заметили, - ответил Воронов, устраиваясь поудобнее.

   - Тут перехватили отчет полицейского, который идет по вашим следам, и его запросы в базу данных, по поводу четверых из вас. Очень въедливая личность - этот полицейский. Раскопал-таки, что кто-то проник в их мир. В основном - на косвенных. Данные на эту четверку будем выводить из обращения. Как и договаривались - болезни, несчастные случаи и, для разнообразия, одно исчезновение. Пусть - роет. Время от времени, будем подкидывать ему 'крошки'. Подозрительно, конечно, но если докопаются до подделки личностей - будет хуже.

   - Понял. Учту. Если больше ничего - конец связи. Устал. Давно по реальным горам не бегал, - ответил Воронов и, отключившись, занялся бытовухой. Требовалось подсушить обувь и все, что внутри сапог. Портянки, которые он и ввел в обиход команды, и носки. Главное - не сушить их на прямом огне, иначе - задубеют. Требовалось нагреть камней - и уже на них сушиться. Только так...

   В это время, недалеко за перевалом, после происшедшего события, старейшины и командиры семей ждали собрания руководства кланов. В ожидании - прошло два дня. Сегодня с утра, все заинтересованные были оповещены, что, после полудня, глава клана собирает Совет.

   Многие пришли заранее и обменивались мнениями на счет случившегося. Что интересно, мнения, зачастую, были абсолютно противоположными. Многие с опаской поглядывали на колдуна. Обычно, на собрание Совета он не приглашался, а если приглашался, то, как правило, не по приятным поводам. Наконец, все собрались, и помещение Совета вошел глава клана.

   - Думаю, мне не нужно рассказывать о поводе, по которому мы здесь собрались. Да и не это - сейчас главное, - оглядев совет, сказал глава. Все не сильно зашумели, но пока никто возражать не стал. Недаром, значит, здесь колдун.

   - Винутриан, говори! - кивкул колдуну глава клана.

   Тот поднялся и начал свою речь. Говорил он спокойно и негромко, но то, что он сказал, заставило многих поежиться.

   - Вы все знаете... о разгроме одной из наших семей. Относитесь к этому событию... по-разному. Но вы знаете - не все!.. В тот момент, когда происходил разгром, - я почувствовал всплеск очень сильной магии.

   - Какой еще магии!?. Ты что - охренел!.. Рассказывай свои сказки кому-нибудь другому, - выкрикнул самый молодой из Совета.

   - Молчать, сосунок! - рявкнул глава клана. - После Совета, пойдешь с колдуном - и он тебе кое-что расскажет и покажет. То, что тебя приняли в Совет, еще не значит, что тебе доверили все тайны рода. Продолжай, колдун...

   - Потом - все стихло. Но сегодня... я снова почувствовал магию. И уже значительно ближе к нам. Поняв, что к нам в гости идет маг, я провел обряд. Результат меня не обрадовал. К нам в гости идет... десять магов, причем, среди них есть один... высокопосвященный, - тихим голосом закончил свою речь колдун.

Все, кто понял, что это значит, дружно вздрогнули. Против высокопосвященного, они все - как дети, против отлично обученного воина. Никакие мечи, луки и даже оружие Империи не поможет. Нужно - либо уходить с его пути, либо договариваться.

   - Многие из вас знают, что это значит, - перехватил эстафету глава клана.

   - Предлагаю - пост на перевале снять. Оставить там - только одного наблюдателя. Граничный поселок - временно эвакуировать. Колдун пойдет туда - и встретится с высокопосвященным, если тот, конечно, пожелает с нами разговаривать. На ближайшем к граничному поселку холме - поставить наблюдательный пункт, во главе с помощником колдуна. Они, в случае чего, дадут знать, как развиваются события. Но в любом случае - всем приготовиться... к войне. И пусть духи предков уговорят этого высокопросвещенного нас не трогать. Надеюсь, колдун поможет им его уговорить.

   'Дурдом какой-то', - подумал младший, но вслух ничего не сказал, понимая, что он не знает чего-то очень серьезного...

 

       Глава 5.

       Утром Воронова и всю группу ждал сюрприз. Первое, что увидел Воронов, - это спящий у костра Кирилл. Он даже помотал головой, думая, что еще не совсем проснулся. Однако, это не принесло ожидаемого эффекта. Кирилл никуда не пропал. Воронов осторожно подошел и слегка потряс Кирилла за плечо. Тот открыл глаза и начал удивленно осматриваться, явно не понимая, где он находится.

       - Ты как тут оказался?.. - удивленно смотря на Кирилла, спросил Воронов.

       Тот некоторое время недоуменно крутил головой, затем ответил:

       - Ты знаешь, не знаю. Хотя... некоторые догадки имеются.

       Догадки, действительно, имелись. Все это время, Кирилл не оставлял своих занятий 'магией', то есть усиленно изучал последний раздел книги. Это была очень заумная теория взаимодействия разума и окружающего пространства.

       Первое, что там постулировалось, - это трехмерность времени. В теории говорилось, что, как и пространство, время, точно так же, кроме длины, имеет ширину и высоту. Длину сознание воспринимает. Скольжение по этой временной координате - и есть наше восприятие течения времени. А вот ширину и высоту времени - сознание не воспринимает. Ширину - еще кое-как объясняла специальная 'теория относительности'. Чем выше скорость наблюдателя, тем шире коридор его времени, то есть скорость дает возможность отступить от центральной линии времени.

     Возникают понятия 'нулевого времени' и 'бесконечного времени'. Смещение по ширине во времени требует колоссальных затрат энергии. А вот движение по другой его координате - высоте - таких затрат не требует. В работу вступают совсем другие законы мироздания - и, что интересно, сознание, как раз, и предрасположено для управления движением в этой 'плоскости'.

       Попытка подвести теоретическую базу - привела к дикой мешанине из М-теории, F-теории, сигнатур метрики, правила знаков и многого другого, но результат получился совершенно неудобоваримым и логически непонятным. Даже помощь искина ничего не дала.

       Поэтому - Кирилл отбросил теоретизирование и пытался освоить это знание - чисто практически (как и принято). Ведь, чтобы пользоваться электричеством, совершенно не нужно знать - его теорию.

       Так вот - вчера вечером он очень усиленно пытался освоить одну из практик последней главы. Так - и заснул. И вот - результат. Видимо, во сне - мозг все же сумел разобраться в этой абракадабре. Последствия - на лицо. Но, как ни пытался Кирилл что-то вспомнить, пока не получалось. По крайней мере, он точно знал, что никаких амулетов он не задействовал.

       - Ладно... Если так получилось - пойду с вами. По ходу - попробую разобраться. А пока - выйди на связь и спроси, зафиксировала ли группа слежения какие-либо возмущения. Пусть проверят, во всех возможных диапазонах. Если - 'нет', то план менять не будем, если - 'да', то придется все переигрывать, - все еще пребывая в некотором заторможенном состоянии, попросил Кирилл Воронова.

       - Да - и еще. Как я знаю, вы несете с собой запасной комплект обмундирования и приборов. Придется мне все это использовать. В том виде, в каком я сюда попал, мне не пройти и десяток километров.

       Хотя это и было большой натяжкой, но выделяться Кирилл не хотел. Он, с его теперешним потенциалом, мог потягаться с любым из группы, оснащенным всеми возможными амулетами. Да и вообще - с кем угодно. Но в первую очередь - надо было разобраться в случившемся, а уж потом - определяться, присоединяться ли, в конце концов, к отряду или пуститься 'в свободное плавание'. Отнимать хлеб у Воронова он, ни в коей мере, не собирался. Пока - чем незаметней он будет, тем лучше.

       Не даром - многие, здесь проходящие, выбирают это место, для стоянки. В глубине закутка, имелся небольшой грот, в котором тек ручеек. Он вытекал из расщелины справа, на высоте, примерно, метра, затем протекал по небольшому горизонтальному камню и уходил в расщелину слева, внизу грота. Как будто, кто-то специально сделал все это - и грот, и ручеек, и камень, по которому тот тек. В самом конце закутка - трещина, не широкая, но дна не видно. Прямо-таки - природный туалет.

       Так что - сборы не заняли много времени. Полусухой завтрак, приведение себя в порядок - и в путь. Так как по связи сообщили, что группа слежения не зарегистрировала, вообще, никаких отклонений от фона, - решили планы не менять.

     Кирилл шел в середине цепочки и пытался осмыслить, что все-таки произошло. Какая- то из завиральных теорий - сработала, но каким образом - оставалось тайной, покрытой мраком.

     Хотя, со стороны, Кирилл и казался совершенно поглощенным своими размышлениями, но какая-то часть мозга, совместно с искином, вполне качественно отслеживала окружающий мир - и не только в рамках зрения и слуха, но и на ментальном уровне. Так что - когда в его сознании проскользнул сквознячок ментального прощупывания - тут же встрепенулся. По реакции остальных, он понял, что и они что-то почувствовали. Попытка зацепиться - не удалась. Слишком неожиданно все произошло.

       Прокачав ситуацию, Кирилл дал команду искину: в случае повтора - автоматически определять источник и, по возможности, удерживать канал связи.

       - Ворон, это - то, что я думаю, - или мне показалось?!. - воскликнул Кирилл.

       - Нет, не показалось. Это - уже третий раз. Первый раз - во время боя на стоянке. Второй - вчера, перед остановкой на отдых. И вот - сейчас. Явный ментальный посыл. Раньше, в этом мире, мы ничего подобного не встречали, - незамедлительно ответил Воронов. - Если хочешь, Умник перекинет твоему искину все параметры.

       Хотя он шел впереди, но вопрос слышал прекрасно. По поводу связи внутри отряда - решили не 'выеживаться' и оснастили всех обычными земными рациями, с аккумуляторами нового типа. Выходцы с Тора восприняли их - без удивления. Новый тип амулетов. Видали и покруче. Благо - их в последнее время стало появляться довольно много.

       - Ясно. По ту сторону гор - нас уже ждут, - констатировал Кирилл и добавил: - пусть перебрасывает.

       А колдун племени, земли которого оказались на пути отряда, уже спешил к главе клана. Случилось то, чего он явно не ожидал. Сам он считал истории об этом - простой выдумкой. А тут - получите и распишитесь. Он, конечно, не знал этой процедуры, но его состояние и чувства оно описывало наиболее полно. Мало было 'высокопосвященного', так, нате вам, еще - и сам 'Посвящающий'.

       Вчера - он его не чувствовал, а сегодня - очень испугался, когда понял, какой ответ принес его разведывательный посыл. В горах уже было не десять человек - а одиннадцать. Теперь - к ним шел - если не сам Посвящающий, то где-то рядом. В легендах эти сущности описывались, как совершенно чуждые и абсолютно равнодушные к человеку существа. Бездушные и очень могущественные.

       Вчера колдун очень впечатлил молодого члена Совета своими ментальными возможностями, причем - не самыми главными. Показанное, хотя было и не самым важным из имеющихся, но зато - самым эффектным, в иллюзорном плане. Теперь же - он сам оказался в роли этого новичка. Выяснилось, что то, что считалось сказкой, на самом деле существует - и, главное, ему с этим придется встретиться, лицом к лицу.

     - Ты чего - такой встревоженный?.. - посмотрев на входящего, спросил глава.

       - Ты сейчас - тоже встревожишься. Как помнишь, я вчера тебе доложил о десяти магах, идущих к нам или мимо нас. Намерения - пока не ясны. Так вот - сегодня их уже... одиннадцать. Причем - одиннадцатый - как бы, сам 'Посвящающий', - ответил колдун. По его лицу было видно, что он явно не шутит.

       - Не ошибся?.. - вздрогнув, спросил глава.

       - Кое там!.. Я чудом сумел оборвать связь. И уж что-что, но такой уровень - распознается без особых усилий. Хотя, до этого момента, считал, что существование 'Посвящающих' - не более, чем легенда. Причем, настолько древняя и сказочная, что серьезно воспринимать ее содержание - себя не уважать, - довольно взволновано ответил колдун.

     - Теперь понятна подоплека некоторых происшествий... Честно говоря, я считал недавно дошедшие до меня сведения из Империи - абсолютно чепухой. Там часто обсуждают несуществующие события. Думал, что и в этот раз - сказки рассказывают. У них там - городок, который на полюсе, переполошил всех, кого можно и кого нельзя. В нем, якобы, начали случаться чудеса - и в реальности появляться сказочные персонажи. Сейчас становится ясно - от чего и почему. Правда, они не верят в колдовство и магию - так что, скорее всего, до истины не докопаются, - задумчиво глядя в пространство, сказал глава. Встрепенувшись, продолжил: - Ждать не будем. Всех жителей селения - сегодня же отправить в кочевье. Хоть и не сезон еще, но, думаю, так будет лучше, - и уже обращаясь к колдуну, спросил:

       - Может - и тебе лучше - не встречаться с этим отрядом?..

       - Нет! Ни в коем случае! Я не могу пропустить такую возможность. Потом - всю оставшуюся жизнь - буду жалеть. Я, собственно, даже настоящего мага ни разу не видел, а тут - 'высокопосвященный', на пару с 'Посвящающим'... Нет! Такого я не могу пропустить, даже если для меня это плохо кончится.

       - Ладно. Дело - твое... Надеюсь, твой помощник, если что - сумеет тебя заменить?

       - Да. С ним - все в порядке. Только... в случае чего - подбери ему ученика. Сам он сейчас - навряд ли найдет достойного, по всем критериям. Но что-то мне подсказывает, что все будет хорошо. Не почувствовал я зла, хотя с нашими людьми они обошлись очень жестоко, - уже спокойным тоном, ответил колдун.

      - Тогда - все! Иди - помогай в переселении на кочевье, - резюмировал глава и крикнул помощнику, чтобы тот собрал командиров семей.

       Колдун вышел от главы и, не торопясь, пошел к своему жилищу. Хотя со стороны он и выглядел спокойным, но на самом деле - это было, далеко не так. В душе, он еще окончательно не решил - встречаться с магами или нет. Что-то в них было - не совсем правильное. Но, что именно - непонятно...

       Во второй половине дня, группа приблизилась к перевалу. Ничего опасного, ни Кирилл, ни его искин, не обнаружил. Четко прослеживались следы аур нескольких человек на небольшом плато перед перевалом, но людей не наблюдалось. Видимо, после расправы над их соплеменниками, те опасались с нами встречаться малыми силами.

       Как было видно, на плато обычно присутствовала боевая группа, которая, при желании, могла остановить, еще на его подступах, любое количество врагов. Перед плато, довольно долго, приходилось двигаться по узенькой тропинке. Слева - почти отвесная стена, справа - пропасть. Так что - на плато можно было выходить, исключительно, по одному.

       Активизировав защитные амулеты, группа втянулась на плато. Дальше к перевалу решили послать разведчиков и, уже по полученной от них информации, определиться с дальнейшими действиями.

       Пока ждали разведчиков - немного передохнули. Пришедшая через сорок минут разведка доложила, что на самом перевале - никого нет, но где-то недалеко, в стороне, они засекли - явного наблюдателя. При их появлении, четко определили его короткую ментальную связь с кем-то, в долине за перевалом.

       Сам перевал, довольно пологий с нашей стороны, с противоположенной стороны был гораздо круче. С него была видна приличная часть долины, и на горизонте обозначался очередной горный кряж. В соответствии с этими данными, решили перейти перевал и остановиться на ночевку, пройдя как можно больше. Так, чтобы на третий день, еще засветло, спуститься в долину.

       Все это время, пока шли, Кирилл вновь и вновь прокручивал мысли, которые его посещали, при прочтении главы, и конструкты кодов, которые он составил, по результатам этих размышлений. Сон, к сожалению, он не помнил. Хотя искин и давал раскладку, но во что-либо удобоваримое - это не складывалось. Сам искин, имеющимися у него средствами, момент перехода не зафиксировал. Это говорило о том, что произошло что-то новое, не предусмотренное программами.

       Помучившись, Кирилл понял, что нужно прибегнуть к испытанному способу - переключиться на другую задачу. Что и сделал - начав сканирование окружающего мира, в ментальном диапазоне. Но проводил это не на стандартной 'частоте', а на более высокой.

       И вскоре - получил около двух десятков откликов из долины. И все время, пока они переходили перевал и двигались к месту возможного привала, - все их анализировал. В конце концов, в общей памяти, сформировалось табличка с результатами анализа.

       Когда переходили перевал, наткнулись на ответвление от основной тропы. Небольшая тропка отвернула влево и, крутясь по перевалу, километрах в трех, - упиралась в небольшое озерцо. Там же, на его берегу, на небольшом возвышении, чувствовалось присутствие наблюдателя. Решили - не отвлекаться и идти дальше.

       Склон, с этой стороны, был более крут. Движение замедлилось. Только те, кто не был в горах, считает, что спускаться легче, чем подниматься. Хотя чаще всего - это далеко не так.

       Два раза тропа проходила по террасам, с которых открывалась панорама на долину. Покинув вторую террасу, попали на небольшую осыпь. Движение замедлилось еще больше. Наконец, тропа нырнула в горный лес, где по-прежнему было очень круто, но идти стало легче, так как тропа пошла широким зигзагом.

       Через три часа, отряд вышел на границу леса и очутился на живописной, почти плоской полянке. По всему было видно, что это - тоже одно из мест, где останавливаются многие из тех, кто переходит перевал. Больно место удобное. От этой поляны уходили две тропы. Одна спускалась вниз и, через некоторое время, снова окуналась в лесной массив, с очередным серпантином, а вторая была проложена параллельно кряжу, и видимая ее часть проходила, в основном, на высоте полянки.

       Воронов, с помощью Умника, просканировал окружающею местность и объявил привал. В его организацию Кирилл тоже внес свою лепту. На этой высоте уже имелись насекомые, среди которых явно были и кровососущие. Поэтому Кирилл запустил в дело одну из своих разработок - своеобразный антикомариный полог. Он развертывался из амулета - величиной с голубиное яйцо, в сферу - требуемого размера. По мере развертывания, он вытеснял всех насекомых из внутренней области. Граница сферы была видна невооруженным глазом, в виде неяркого фиолетового свечения. На вопросительный взгляд Воронова, Кирилл объяснил, что сие значит.

       После того, как устроились и поужинали, Кирилл продолжил анализ полученных из долины откликов. Семь из них - тянули на отклики от 'магов', остальные - были попроще. В конце концов, перебрав имеющуюся базу данных, искин классифицировал этих семерых, как колдунов или шаманов. Опасные товарищи, так как сумели самостоятельно научиться обращаться с непространственными энергиями и полями - без всяких амулетов, исключительно - только с помощью своего мозга. Правда, делали они это грубо и с огромными затратами своей жизненной энергии, но - делали. Трое из них были урожденными, остальные четверо - обученными.

       По приготовлениям одного их них, Кирилл понял, что отряду придется встретиться - именно с урожденным. Этот колдун принадлежал к племени, которое базировалось, как раз, в предгорье, куда спускался отряд. Само племя снималось и уходило, а колдун оставался встречать гостей. Их явно опасались. Из полученных впечатлений, Кирилл с облегчением понял, что колдун не настроен на противостояние и остается, в большей степени, из любопытства, хотя и относиться к предстоящей встрече с немалой опаской.

       Во второй половине следующего дня, отряд, наконец, спустился с гор и подошел к селению.

       В само селение - решили не входить. Расположились недалеко. Пока обустраивались, Кирилл чувствовал скрытое наблюдение. Когда все 'устаканилось', Кирилл, предупредив Воронова, двинулся к селению.

       Колдун на встречу не вышел. Пройдя по улице, Кирилл нашел его на небольшой площади, на которую выходила улица. Тот сидел на скамейке за столом. Вторая скамейка пустовала. И стол, и скамейки явно были вынесены на площадь - специально для этой встречи.

       Молча, ничего не говоря, Кирилл подошел к столу и присел на свободную скамейку. Состояние ауры колдуна говорило о том, что тот себя контролирует очень хорошо. Просматривалась опаска, заинтересованность и большая толика любопытства.

       Искин Кирилла, за эти три прошедших дня, внедрил в сознание знание языка этого народа. Некоторое время они сидели молча. Потом колдун заговорил:

       - Я приветствую на своей земле 'Посвящающего'. Могу ли я надеяться, что 'Посвящающий' пришел к нам с миром?

       - Тебе и твоему народу не стоит беспокоиться. Если вы не будите пытаться напасть на наш отряд, то мы также не будем испытывать силу ваших воинов, - спокойно, глядя прямо в глаза колдуна, ответил Кирилл.

       - Дозволено ли мне будет спросить 'Посвящающего' о причине убийства наших воинов вашим отрядом? - с тревогой в голосе, спросил колдун.

       Кирилл помолчал, затем, придав голосу некоторую жесткость, ответил:

     - Я и маги-воины отряда, с которыми я иду, не приемлем рабства. Человек - не вещь. Им нельзя владеть. Те, кто торгует людьми, будут нами, при встрече, безжалостно уничтожаться. Но специально за ними охотиться мы не будем.

       Видно было, что колдун удивлен. На его памяти, никто не говорил, что 'Посвящающие' имеют что-то против рабства. Но и говоривших с 'Посвящающими', вот так, вот - на прямую, он тоже не помнил. Так что - принял информацию, как данность. Мало ли какие завихрения есть у 'Посвящающих'.

      Сейчас его интересовало другое - снизойдет ли сидящая перед ним сущность до обряда посвящения. По старым приданиям, при посещении людей, 'Посвящающие' всегда проводили один или два обряда. Поэтому, немного помявшись, он и спросил об этом Кирилла. Тот, хотя и слегка растерялся, но вида не подал. Заставил своего искина быстро икать информацию, по этому поводу.

     Все, что тот нашел, выливалось в несколько предложений. При посещении людей, 'Посвящающий' обычно проводил инициацию колдунов и лечение тяжелобольных. Поняв, что, для поддержания реноме, придется сделать что-то похожее, он поручил искину просканировать ушедший род, на наличие скрытых 'магов' и неизлечимых больных.

       - Хорошо. Не будем разрушать традиции. Через некоторое время, я скажу тебе, кого ты должен привести ко мне завтра утром, - водрузив на лицо снисходительное выражение, пообещал Кирилл.

       Он сделал вид, что задумался, а сам слушал отчет искина. Как ни странно, выяснилось, что потенциальный 'маг' в роду имеется, но почему-то, на данный момент, он чуть-чуть не дотягивает до статуса изгоя. Имеются и несколько серьезно больных, на которых уже махнули рукой. Ни травница, ни шаман вылечить их не смогли. При том, что один из них - пользующийся авторитетом старейшина. Он, хотя и был в возрасте, но еще не таком, чтобы полностью списывать его со счетов. Проговорив про себя имена выбранных искином, Кирилл, якобы выйдя из транса, сказал:

       - Завтра ты должен привести ко мне: Репота, Цинию, Лоргина, малышку Миксу и того, кого вы зовете Простаком (хотя у него, как я знаю, есть имя).

       Первая четверка имен не вызвала у колдуна удивления, но упоминание Простака - ввергло в изумление. Первые были больны. Каждому из них уже был отмерен срок. Кому - сотня, кому - три сотни дней. Их выбор был понятен. 'Посвящающие' всегда, для демонстрации своих удивительных возможностей, лечили безнадежно больных. Но вот Простак - не вписывался в этот список, ни с какой стороны. Это был не очень умный и плохо соображающий малый. Совершенно неприспособленный к жизни. Ни оружие рода, ни оружие Империи он освоить не мог. От слова - совсем. Пока был молодой - это как-то терпелось, но после того, как он не прошел обряд возмужания, - почти все от него отвернулись. Даже семья. Только пара детских друзей - иногда с ним общалась. Ему поручались самые тяжелые и грязные работы - и он не роптал, все прекрасно понимая. Обычно эти работы выполняли - в чем-либо провинившиеся. Но с ним, в частности, не хотели работать - даже они.

       'Неужели я не заметил его болезни?.. - с тревогой думал колдун. - И почему не прозвучало никакого имени на возможную инициацию?.. Неужели в племени нет никого?..'

       - Сейчас - мы расстанемся, а завтра утром - я жду тебя здесь, со всеми, кого я перечислил. С собой пусть возьмут сменную одежду. И, особенно, я хочу видеть Простака, - поднимаясь из-за стола, заключил Кирилл.

       - Да, конечно. Я и все выбранные предстанем перед тобой завтра с утра, - все больше и больше удивляясь, ответил колдун. - Я сейчас же отправляюсь за ними.

       На этом они и расстались. Кирилл пошел в лагерь, а колдун, вскочив, с заметной прытью, на своего скакуна, помчался на стоянку рода.

       Придя в лагерь, Кирилл попал, как раз, на ужин. Вполне полноценный. Перекинувшись с Вороновым парой слов, он устроился у своей палатки и стал обдумывать завтрашнее действо.

       С больными - все понятно - искин сумел поставить диагнозы. Способы лечения - тоже были отработаны. Через 'Клинику для всех' прошло уже очень много пациентов - и, соответственно, база историй болезней и методик лечения составляла уже пару сотен терабайт. Нужно будет слегка поработать с аурами и запустить нанитов в организм больных. Дальше - по отработанной программе - они сделают все сами.

       В организме Кирилла, в разных местах, было заныкано приличное количество нанитов. На всякий пожарный. Так что - специально их генерировать не придется. Вот - и пригодилось.

       Часа за два, он сумеет запустить лечение и, в течение суток, всех их 'поставит на ноги'. Двоих из них, в принципе, могли бы вылечить и в Империи, но, видимо, такое здесь не практиковалось. Еще двое, хотя и трудные больные, но не безнадежные. А вот с Простаком - придется повозиться.

       Как ни странно, именно он был назначен Кириллом на инициацию. Как доложил искин, этот Простак - очень сильный природный 'маг', но, из-за врожденного изъяна в связях головного мозга, он оказался отрезанным от своих возможностей. Чтобы их восстановить - придется постараться. Но возможный результат - того стоит.

       Свои дальнейшие размышления Кирилл проводил уже в палатке. Еще раз, прокачав с искином симптомы и определившись с лечением, он стал готовить амулеты с программами управления нанитами. Опыт 'Клиники для всех' давал надежду на благоприятный исход, во всех имеющихся случаях.

       Малышка Микс - двенадцатилетняя девочка, с острым лейкозом. По-простому - рак крови. Начало третьей стадии. Лечение - замена пораженных клеток костного мозга на здоровые и очистка крови.

       Старейшина Репот - сработала генетическая предрасположенность к раку кожи. Произошла мутация в хромосоме 9q22.3. Что послужило спусковым крючком болезни - сейчас, уже точно, установить нельзя. Слава Богу - еще середина второй стадии, когда еще нет прорастания опухоли в окружающие ткани и метастазов. Лечение - полное удаления раковых клеток. На данной стадии - это еще возможно сделать.

       Женщина средних лет - Циния. Перикардит, развившийся после травмы. Возник застой жидкости в одном из отделов сердца. Соответственно - затруднение сокращения мышцы и нарушение ее работы. Давление в области перикарда, вызванное увеличением жидкости и воспалением стенок, ограничило способность сердца сокращаться. Может привести к полной его остановке. Видимо, симптомы заболевания проявились не сразу, что и создало смертельно опасное состояние в данное время. Здесь нужна пункция. Просто говоря - прокол полости околосердечной сумки и эвакуации выпота. Потом - заставим поменьше пить и нанитами обеспечим мочегонный эффект. Они же разберутся - и с травматическим эффектом.

       Лоргин - еще довольно молодой человек, с циррозом печени. Тут - снова генетическая предрасположенность. Плохо выводятся и постоянно накапливаются вредоносные металлы. У этого человека их количество достигло пиковой точки - и, соответственно, начинал развиваться цирроз. Почистим печень и попробуем подрегулировать генетику. В базе описано несколько таких случаев.

       Ну и, наконец, Простак... Здесь придется работать 'он-лайн'. Основная надежда - на искина. Перестройка нейронных связей - дело очень стремное. Придется постоянно мониторить результаты каждого минимального воздействия.

       К началу ночи, у Кирилла на столе лежало четыре амулета и запись, в памяти искина, нескольких вариантов работы с Простаком. Сладко потянувшись всем телом и сбросив некоторую мышечную скованность, Кирилл вышел из палатки. На небе уже появились звезды, а в воздухе - насекомые. Проза жизни несколько портила впечатление от огромного звездного неба. Пришлось снова разворачивать полог.

       Каждого больного расположили в отдельном доме. Проверив, еще раз, первых четырех, Кирилл, получил подтверждение искина о точности диагнозов и запустил лечение. Для этого - он сделал себе небольшое кровопускание и ввел нанитов больным, вместе со своей кровью. Положив соответствующий амулет радом с каждым из них, запретил их трогать, в течение суток. Предварительно, конечно, погрузил их в сон.

       Покончив с этой процедурой, перешел в дом, где лежал Простак. Зайдя, он увидел сильно взволнованного молодого человека, с вполне привлекательной (особенно для женщин) наружностью. Правильные черты лица, хорошо развитая мускулатура - и только тусклый, безликий взгляд говорил о том, что не все так хорошо, как кажется.

       - Привет, Драг (так звали Простака, по-настоящему)! - может, несколько излишне эмоционально, поприветствовал молодого человека Кирилл. - Тебе сказали, зачем ты здесь?

       - Да... - с некоторым напряжением в голосе, ответил Драг. - Вы будите меня лечить.

       - Не боишься?

     - Почти нет.

       - Что же... Это очень хорошо. Ложись на кровать. Не будем тянуть. Приступим... - добавив в голос некоторую властность, сказал Кирилл.

       Драг послушно лег. Было видно, что он все же довольно сильно волнуется. Сняв его волнение, Кирилл приступил. Близкое сканирование показало, что самым подходящим будет алгоритм '? 6'.

       Прошло два часа. Кирилл, совместно с искином, легкими касаниями в ауре, приводил в порядок энергетику мозга Простака. Наниты перестраивали связи. Требуемые - устанавливали, вредные - разрывали. Делать приходилось все очень аккуратно. Можно было бы, конечно, и быстрее, но так - было, все же, надежнее. После каждой коррекции, Кирилл проводил полную диагностику.

       Прошло еще четыре часа, прежде чем Кирилл оставшуюся часть операции перепоручил амулету. К этому времени, оставалось провести абсолютно стандартные методики восстановления.

       Все это время, колдун гадал, что за странный 'Посвящающий' ему попался. Все происходило - совершенно не так, как описывалось в преданиях. С больными он не проводил никаких обрядов. Побыв рядом с больным всего лишь несколько минут и оставив на груди какой-то предмет, напоминавший небольшое птичье яйцо, шел к следующему. И так - вплоть до дома, где расположили Простака. Там - он застрял, почти на весь день.

       За это время, несколько раз, к колдуну подходил командир отряда, по всем признакам - 'высокопосвященный', и предлагал пообедать. Но тот отказывался. Не очень хорошо он себя чувствовал среди этих людей.

       Тем более, после того, что узнал от командира, - пришел в сильное возбуждение. Оказывается, инициировался - именно, Простак. Как такое могло случиться - колдун не понимал. Ведь, каждый год, всех детей проверяли на способности. До десяти лет, каждый ребенок рода проходил ежегодную проверку. Способность могла проснуться в любой момент. Но если, до десяти лет, не проявилось, то ее - точно не было.

       Потом он вспомнил, что с шести лет Простака перестали проверять. К этому времени поняли, что он - умственно отсталый. И вот - пожалуйста!.. Ничего себе - такой подарок!.. Теперь, если 'Посвящающий' приведет его разум в порядок и проведет посвящение, еще неизвестно, как Простак поведет себя, в отношении людей рода. Многие, ведь, часто над ним насмехались, а иногда - и просто издевались.

       Когда вчера колдун пришел в семью Простака и сказал, что забирает его на лечение к 'Посвящающему', никто особо не возрадовался и не огорчился. Отнеслись абсолютно спокойно, как будто речь шла - о совершенно чужом для них человеке. Даже замечание, что это может плохо кончиться для Простака, никого из семьи не взволновало. Только один из его друзей с детства - проявил некоторое участие и выразил сожаление по поводу возможного негативного исхода.

       Сам Простак отнесся к известию с опаской, но, понимая, что его мнение никого особо не интересует, согласился. Он не был полным идиотом или невменяемым дурачком - и понимал свою ущербность. Часто горевал, а в детстве даже плакал, когда его незаслуженно обижали.

       Ложась на кровать, Простак сильно волновался, хотя и сказал 'Посвящающему', что не боится. Потом - волнение пропало, а еще чуть позже - он заснул...

     Когда проснулся, уже наступил вечер. Сначала он подумал, что ничего не получилось. Потом понял, что... что-то не так. Немного побаливала голова. Проскакивали какие-то странные мысли. Но, что самое интересное, в голове была - непривычная легкость... Не было того густого тумана, в котором раньше мысль, едва родившись, могла вдруг потускнеть и просто потеряться.

       Он еще долго лежал в постели с открытыми глазами и анализировал свое состояние. Кристальная чистота мысли!.. Отличная работа памяти!.. При желании, он мог вспомнить любое событие из своей жизни - вплоть до самых мелких подробностей. И эти воспоминания - не очень радовали... Неужели он был таким тупым идиотом?!.

     Вспомнились детские годы, когда только редкие его друзья не дразнили его и не подкалывали. А он лишь улыбался в ответ и совершенно не понимал, что над ним издеваются. Было горько это вспоминать...

       Да и остальные воспоминания - не приносили радости. Он лежал, и слезы горечи лились из его широко раскрытых глаз... Вспомнилась девушка, в которую он влюбился - и даже решился в этом ей признаться... Вспомнил ее удивленный взгляд, который, по мере понимания, что он ей говорит, становился сначала сердитым, а потом - и совсем злым... И ее слова:

       - Не подходи ко мне больше!.. И не смей никому рассказывать то, что ты мне сейчас сказал. Не хватало мне прослыть - невестой дурачка! А если не послушаешься - я пожалуюсь братьям - и они тебя поколотят.

       Тогда он хотя и обиделся, но совсем немного. Сделал - как она просила, ведь, для него тогда ее слова были - истиной в последней инстанции... Только Герд - всегда относился к нему хорошо. Вспомнился случай, когда он пытался защитить его. Это было на очередной проверке всех детей, на способности в шесть лет, тогда его выставили, сказав, что больше проверять не будут.

       - Он нормальный! Он не хуже всех нас! Вырастет - и будет, как все. Вот - посмотрите!..

       Но его, конечно, никто не слушал. В момент этого воспоминания, в комнату вошел 'Посвящающий' и, увидев, что Драг уже проснулся, воскликнул:

       - О!.. Быстро ты пришел в себя. Только вот - не надо плакать. Жалость к себе - никого к добру не приводила. Было - 'До', а теперь есть - 'Сейчас'. Теперь ты - как все - и даже лучше. Ты был слепцом - в стране зрячих, теперь ты станешь зрячим - в стране слепцов. Посмотри на меня, что ты видишь?..

       Драг непонимающе смотрел на Посвящающего.

       - Нет. Не просто посмотри, а ПОСМОТРИ! - в ответ на этот взгляд, сказал Посвящающий. Он, как-то по-особенному, голосом, выделил последнее слова - и мир изменился. Он увидел!.. Он увидел ауру Посвящающего.

       - Ну вот! Прекрасно! Перед тобой - целый новый мир. И не надо - туда тащить старые обиды. Почувствуй, как этот мир прекрасен!..

       И - действительно!.. Что значат эти мелкие обиды, которые люди наносили ему, часто даже не со зла, перед величием открывшегося! Ничего! Радость заполнила его сознание.

       - Что мне теперь делать?.. - удивляясь своим чувствам, спросил Драг у Посвящающего.

       - А дальше - я тебя буду учить... - ответил тот.

       - Я - остаюсь здесь. Хочу провести полноценную учебу с Драгом. Вы - идите дальше. При надобности - нагоню, - в ответ на вопросительный взгляд Воронова, ответил Кирилл.

       - Не слишком ли рискованно - оставаться одному?.. Ты же, наверное, лучше меня прочувствовал, что этой ночью нас кто-то прощупывал, в ментальном диапазоне. И явно - не местные колдуны, - решив, все же до конца, прояснить этот вопрос, продолжил Воронов.

       - Было дело... Действительно - кто-то серьезный мониторил, но не настолько, чтобы его бояться. И не из Империи. Там - таким не балуются. Кто-то интересный - тут прячется. Не даром - все эти 'жу-жу'. Эхо-файлы и анализ сопутствующего фона позволяют наедятся на некоторое наше превосходство, особенно - при развитии силового варианта. Тем более - я доработал 'Скрыт' и уже модернизировал ваши амулеты. Теперь вас не будет видно - и во всех ментальных диапазонах. Помогло, как раз, вчерашнее их сканирование, - ответил Кирилл.

       - Ладно... Тогда мы - через час выходим. Если что - связывайся. Еще пару дней - можешь даже по рации, - подвел черту Воронов.

       Закончив разговор с Вороновым, Кирилл пошел к дому, где расположился колдун. Тот его уже ждал:

       - Приветствую вас, уважаемый Посвящающий, - поклонившись в приветствии, почтительно произнес колдун.

       - Здравствуйте, почтенный, - неторопливо входя в комнату, поздоровался Кирилл.- Как ваше 'ничего'?..

       У колдуна постоянно происходил 'разрыв шаблона'. Информация о Посвящающих из преданий - совершенно не совпадала с происходящим. Ни безразличия, ни пренебрежения со стороны Посвящающего он не чувствовал. Вполне - уважительные и спокойные отношение - ко всем, без исключения. Никакого давления - ни в словах, ни на сознание. Только иногда - легкие касания. А вот - смотреть прямо в глаза - было, действительно, трудно. Больше пяти мгновений - колдун не выдерживал. Казалось, что через взгляд - сейчас к нему в мозг - кто-то полезет.

       - По четырем больным - сообщаю вам, что лечение завершилось. Сейчас - им нужно хорошо вымыться. Многое пришлось выводить - через пот... Переодеться - и хорошенько покушать. Отряд уже позавтракал, но, по моей просьбе, приготовили и на всех. Амулеты - пусть оставят себе. Они сейчас будут действовать, как обереги. Сразу предупреждаю - для других - это бесполезные игрушки и даже могут стать... опасными. Настроены - только на теперешнего хозяина. Если их изымут принудительно - тот, кто изъял, может заболеть - и... довольно сильно заболеть. После того, как подкрепитесь, можете ехать. Драг и я - пока останемся здесь. Я его кое-чему подучу. Кроме всего, он станет хорошим целителем. Отряд - тоже скоро уйдет, - проинструктировал Кирилл колдуна и (где-то величаво) развернувшись, вышел из комнаты.

       Он сам еще тоже не завтракал и, соответственно, собирался, прихватив Драга, сходить покушать.

       Оставшись один, колдун немного посидел, обдумывая услышанное, затем двинулся собирать бывших больных. Каждый из них, проснувшись, лежал и терпеливо ждал дальнейших распоряжений. Так их проинструктировали еще вчера. Чувствовали все себя прекрасно, только немного некомфортно. Одежда была пропитана потом - и пахла совсем не благовониями.

       Все, сказанное Посвящающим, колдун проделал довольно быстро. При этом - убедился, что бывшие больные прекрасно себя чувствуют, - и их болезней нет и в помине.

       Когда они завтракали, отряд ушел. Произошло это - очень даже занимательно. Сначала - воины-маги сняли палатки. Сами... Слуг у них - почему-то не было. Потом - почему-то выстроились в одну линию - командир, 'высокопосвященный', что-то им сказал на своем языке (колдун - такого не знал), перестроились, было, в походную колону - и пропали... В прямом смысле этого слова!.. Вот - они начинают движение - и вот - их уже нет. Хотя просматривалось все - на довольно большое расстояние.

       Удивленно покачав головой, колдун приказал всем - ничего, из увиденного, никому не рассказывать. Кому надо - он сам все расскажет. Перечить никто не стал. Раз колдун сказал - значит, так надо. Тем более - все они находились в весьма приподнятом настроении и радовались вновь обретенной жизни.

       Колдун им рассказал про амулеты и посоветовал - сделать на них обрамление и повесить на шею. Быстро поев, они дружно собрались и ушли.

       С Простаком, а теперь уже - посвященным Драгом, - попрощались скомкано. Каждый из уходящих - чувствовал себя с ним неловко. Ведь, не так давно, они с Простаком - и не всегда здоровались, а тут - на тебе. Полноправный 'посвященный'. Да еще проходит обучение - ни у кого-нибудь, а у самого Посвящающего.

       В это время, Кирилл начал свои занятия с Драгом.

       Первое время - тот робел, но, постепенно, начал чувствовать себя - все уверенней и уверенней. А когда начало получаться с активными боевыми заклинаниями - успокоился, совершенно.

     И теперь - волнение переросло в некоторую нетерпеливость. Хотелось, все получаемые знания - побыстрей опробовать на практике.

       В свою очередь, Кирилл видел, что получил очень старательного и, самое главное, очень способного ученика. После завершения обучения, Кирилл подумывал, а не оснастить ли Драга... собственным искином, а не набором амулетов. Очень уж способный человек подвернулся. Хотя и возникла определенная озлобленность, в первый момент после лечения, то сейчас - от нее не осталось и следа.

       Драг с головой окунулся в учебу...

 

Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками Собираем рации своими руками

Статьи по теме:



Dell inspiron 15r схема

Как сделать изменения юридического адреса ооо6

Колпино модели для маникюра

Маникюр зеленый и серебристые цвета

Продам новогодний подарок