Как сделать заплаканные красные глаза

Как сделать заплаканные красные глаза
Как сделать заплаканные красные глаза
Как сделать заплаканные красные глаза

eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2006

Bellin
ПОСЛЕДНИЙ КОНУНГ ПОГРАНИЧЬЯ
1. Пробуждение

Очередная командировка тянулась целый месяц, и была пятой по счету для Алекса. Компания, где его держали инженером в службе технической поддержки, поставила в Лабораторию и теперь обслуживала по контракту сверхчувствительные датчики электростатического поля. Запатентованные штучки чутко реагировали на все: пролетающий комар или осевшая пыль регистрировались, искажая 3-мерную карту поля. Более тысячи сенсоров, установленных в самых неудобных местах, требовали постоянных калибровочных измерений, так как от их бесперебойной работы зависел успешный результат проводимых в Лаборатории экспериментов.
Смысл экспериментов ускользал от понимания Алекса, какие-то пространственно-временные гиперпереходы резонансных фаз в торсионном поле не слишком волновали 27-летнего парня. А вот что его действительно волновало, так эта пуританское существование в научной резервации, возведенной в пустыне в годы холодной войны в 2-х часах езды от ближайшего нормального городка. Когда-то оправданная секретность теперь лишь осложняла жизнь приезжему люду. В Лаборатории недавно появились вместе со своим профессором две симпатичные итальянские студентки, но как к ним подъехать, Алекс не мог представить. Кроме языкового барьера Алекса отпугивало католическое воспитание девушек. Так он внушил себе, увидев у одной из них в глубоком вырезе маленькой обтягивающей маечки большой крестик. Алекса всегда удивляло, как сочетался знойный темперамент южной плоти с суровыми ограничениями в обществе на проявление вольности между противоположными полами в этой прекрасной, воспетой туристами стране, раскинувшейся между теплыми морями лениво и томно, как отдыхающая женщина на мягкой перине.
Вечеринка, организованная по случаю успешной публикации первых научных результатов, прошла в главном зале для конференций. Последний в этом году запуск установки должен был свершиться ночью. Алексу следовало присутствовать в экспериментальном холле. Но и отказаться от неформального общения с единственными девушками в Лаборатории он не мог. Нет, конечно, женщины в Лаборатории работали, но назвать их девушками, даже если это оказалось бы формально истиной, у Алекса не поворачивался язык. Местные тетки вместо фигуры следили за прической и цветом ногтей. Видимо, они искренне полагали в них воплощение своей сексуальности. От волнения Алекс вливал в себя все, что попадалось под руку – и пиво, и бренди, и вино. Бренди 12-летней выдержки обладало великолепным мягким обволакивающим вкусом, а приторные нотки в композиции маскировали алкоголь. Крепкий напиток пился как виноградный сок, легко и непринужденно. А когда удалось завести разговор с итальянками, они оказались веселыми девчатами, не чуждыми простых радостей жизни. С удовольствием флиртовали, пили вино и, как возбужденно заподозрил Алекс, охотно склонились бы к более чувственным порокам.
На смену Алекс отправился, с трудом передвигая ноги, к счастью ему не надо было ни с кем контактировать. Оставалось проверить автоматически выводимые данные датчиков, и можно отсыпаться в гостинице. Алекс совсем недавно перестал заниматься любительским боксом в полутяжелом весе. Сейчас по комплекции он походил больше на тяжеловеса, к счастью лишний вес равномерно откладывался по телу, пока не превращаясь в позорное пузо. Когда тренировался, выпивал крайне редко. Его голова проще выдерживала нокдаун, чем похмелье. Девушки и спиртное – гремучая смесь для молодого организма.
Алекс осознал, что сильно перепил, как может никогда еще в жизни, но чувство долга вело его к установке. Чтобы добраться до места, где смонтировано оборудование, пришлось бы пробираться по нескончаемым лестничным переходам. Плавающее сознание Алекса подсказало ему простой путь напрямик: через зону установки, минуя все барьеры и предупредительные знаки. Там он излазил все закоулки при монтаже датчиков, прекрасно ориентировался среди арматуры, опутанной паутиной великого множества кабелей. В центре экспериментальной зоны сознание окончательно ускользнуло от Алекса, а ноги предательски отказались повиноваться. Сдвинув какой-то жужжащий прибор в сторону, он улегся на гладкий хромированный столик, приятно согретый работающим электрооборудованием. Гул заработавшей установки не мог его разбудить. Последовавший затем сильный взрыв разворотил зал экспериментальной зоны... но Алекс его уже не мог услышать…
Очнулся Алекс от смутного беспокойства. Что-то было явно не так. Продираясь сквозь мутный туман мыслей, пришло понимание – по телу ползают какие-то мерзкие букашки. Не то чтобы они больно корябали кожу своими жесткими лапками, просто противно ощущать присутствие насекомых на себе. Но еще более странным открытием являлся тот факт, что лежит он на траве в совершенно голом виде. Абсолютно голом. Как на нудистском пляже, хотя там еще допустима кепочка от солнца или тапочки. Сознание констатировало факты спокойно и отрешенно, мысли мелькали и исчезали прежде, чем сложиться в какую-либо идею. Наконец, приложив немалые усилия воли, удалось собрать кусочки мозаики в цельную картинку. Алекс вспомнил, как он сильно напился, до скотского состояния. Стало нестерпимо стыдно. Затем страшно. Не натворил ли он чего на вечеринке? Все воспоминания о веселом вечере сводились к влажным полуоткрытым губам итальянок, их манящие глаза весело мерцали искорками запретных надежд даже сейчас. И еще великолепные, обтянутые тонкими джинсами зады, образующие совершенные геометрические формы, по-молодому упругие и гладкие, за исключением проступающих бретелек трусиков. Кажется, он все же удержался, не стал лапать итальянок. Постепенно удалось вытянуть из памяти и восстановить всю картину предшествующего дня, которая, впрочем, не объясняла его положение в данный момент.
Вздохнув, Алекс сел и осмотрелся. Местность вокруг совсем не напоминала ухоженные лужайки Лаборатории. Обильно покрытая дикорастущей зеленью равнина, живописно украшенная группками приземистых деревьев, упиралась на горизонте в цепочку высоких холмов, или даже гор. Первая мысль, которая пришла в гудящую голову, была про дурацкий розыгрыш. Нахлынувшее возмущение от злой шутки вытеснило чувство стыда. Однако вновь открывающиеся факты заставили Алекса забеспокоиться всерьез. Во-первых, кожа на всем теле потемнела странным темноватым загаром, словно он заснул под лампой солярия. Он не засыпал в солярии, Алекс знал твердо. В Лаборатории не было подобного заведения. А во-вторых, глаз стал различать десятки мелких деталей, которые придавали нереальность окружающему миру. Запахи этого мира были чужие и незнакомые, оттенки цветов отличались от привычных, деревья росли неизвестных видов, и даже воздух имел какой-то подташнивающий привкус. Впрочем, кажется, привкус остался от вчерашней выпивки.
Перестав рефлексировать, Алекс с трудом поднялся и побрел в направлении, где, как казалось, росло меньше кустарника. Климат местности позволял передвигаться в обнаженном виде, хотя подошвы больно кололись о мелкие камешки и колючки, спрятанные в сухой траве. "Выдам себя за потерявшегося нудиста... или жертву грабителей", – решил Алекс объяснить свое появление в таком виде при встрече людей. Жажда напомнила о себе пересохшим горлом, желание глотнуть какую-нибудь фанту подавило все прочие мысли.
Встреча с людьми не заставила себя ждать. Сначала Алекс забрел на территорию, упорядоченный вид которой свидетельствовал о хозяйственной деятельности человека. Чахлые кустики стройными рядами росли на грядках, земля выглядела обработанной, а невдалеке виднелась постройка типа шалаша, куда и направился Алекс в надежде вернуться в цивилизацию. Пить хотелось сильнее, тем более что солнце начинало нещадно припекать. На всякий случай прикрыв ладонью интимное место, Алекс приготовил речь с просьбой о помощи. Неожиданно из шалаша и ближних кустов вывалило человек 20. Все они с шумными криками бросились к остановившемуся Алексу. Пока добежали до него, он успел с изумлением рассмотреть их.
Все были практически голыми, с до черноты загорелыми жилистыми телами без капельки жира. Немытые и нестриженные волосы прядями беспорядочно торчали как клочья шерсти. Шеи обхвачены грубыми ошейниками из дубленной свиной кожи. Да, ошейники в общем то и составляли всю их одежду. Племя дикарей с воплями окружило Алекса, не пытаясь даже вступить в контакт. Показался прилично одетый человек, перед которым дикари поспешно расступились. Приличным его одеяние можно назвать только на фоне голой толпы. На непонятном языке главарь требовательным тоном что-то спросил Алекса. Тот стал вежливо излагать свою легенду, но скоро убедился, что его не понимают. Последовала короткая резкая команда. Толпа налетела на Алекса и повалила его. Руки без излишних церемоний туго связали за спиной, оставив возможность шевелить пальцами.
До вечера он провалялся в шалаше, смирившись до прояснения ситуации. Его даже напоили, заметив безумный взгляд, который он не сводил с кувшина. Отрешенно Алекс признал некоторое преимущество отсутствия одежды, когда ему удалось справить малую нужду без посторонней помощи. Пришлось лишь отползти с того места. Ближе к заходу солнца дикари дисциплинированно построились в ряд со своими мотыгами. Главарь продел изрядно потертую веревку в схваченные ржавчиной кольца, прикрепленные скобами к ошейникам. Образовалась человеческая цепочка, замыкал освобожденный от пут Алекс. Ему веревку незатейливо завязали узлом за шею. Прикрепив другой конец веревки к седлу, главарь неловко вскарабкался на меланхолично жующую траву кобылку, и вся процессия тронулась в путь. Алекс непрерывно массировал запястья, сглаживая глубоко вдавленные следы от веревки. Перестарались эти уроды, он и так не собирался бежать. Прямо перед ним устало передвигал босые ноги неопределенного возраста худосочный дикарь, в такт шагам ритмично шевелилось витиеватое клеймо на его ягодице. Клеймо выглядело застарелым, сглаженный рубец складывался в букву h внутри овала. Мелькнула дурацкая мысль сделать себе такое же для прикола, будет память о приключении. Алекс настолько утомился, что перестал четко соображать. Отдаваясь во власть стихийного развития событий, он безуспешно пытался вспомнить, где мог сохраниться рабовладельческий строй на Земле. Может, его сбросили с самолета в совсем дикие края?
Примерно через час караван невольников прибыл в имение, окруженное невысоким каменным забором из серого известняка. Обтесанный камень придавал усадьбе солидный и ухоженный вид, и если бы не низкая высота стен, можно было бы принять усадьбу за сторожевую крепость. Ограда утопала в зелени вьющегося растения с чрезвычайно длинными шипами. Угрожающий вид шипов не скрывала даже густая листва. В легкой одежде, а тем более, голышом через такую изгородь не прорваться. Яркие красные цветы смягчали суровость живой изгороди, к тому же источали назойливый сладковатый аромат, с непривычки слишком приторный и даже слегка удушающий.
Позднее Алекс узнал, что красивые душистые цветы отпугивали москитов и других насекомых, а местные врачеватели готовили из экстракта лепестков как лекарства, так и сильнодействующие яды.
Алексу учинила допрос моложавая особа, непристойное одеяние которой поразило влипнувшего в странную историю инженера. Вернее, вчера еще бывшего инженером, а теперь вроде как бы невольника. Роста она была самого среднего, телосложение тоже не отличалось отклонениями ни в ту, ни в другую сторону. Женщину свободно облегал балахон из мягкой ткани пастельного тона, туго стянутый под грудью сиреневым шелковым шарфиком с золотой каемкой. Сквозь тонкую ткань четко проступал рельеф больших темных сосков, казавшихся крупнее, чем на самом деле, из-за небольших приплюснутых грудей. От нижнего края до самого шарфика шел разрез, открывающий при движении ту часть тела, которую порядочные женщины обычно стыдливо стараются прикрыть, а уж если и открывают нескромным взорам, то исключительно с целью пробуждения в мужчинах похотливого желания. По крайней мере, так принято в приличном обществе. Однако особа нисколько не смущалась, а наоборот, приходила в ярость от непонятливости Алекса. Он только смог понять, что спрашивают его имя.
– Алекс, – односложно ответил он, пытаясь отвести взгляд от интимного места женщины, чисто выбритого и обведенного по контуру яркой позолотой, слишком назойливо подчеркивающей и без того заметные интимные детали женского тела. Однако куда бы ни смотрел Алекс, в конечном итоге взор прилипал к этим деталям, непристойно краснеющим внутри золотого обрамления. Если не сопутствующие обстоятельства, Алекс непременно бы решил, что его собирается соблазнить склонная к эксгибиционизму шлюха. Женщина повторила исковерканное имя, приспосабливая к звучанию своего языка:
– Алукс... Алукс...
На этом общение закончилось. Женщина кричала на непонятном языке что-то угрожающее, замахивалась длинной гибкой тростью. В стороне глазела на происходящее пара босых девушек. Девицы с любопытством разглядывали нового человека, тихо переговаривались, приглушенно посмеивались. Иногда громко прорывался беззаботный смех, неуместный на фоне допроса. Светлые волосы жизнерадостных хохотушек заверчены в узел на затылке, тела просвечивают сквозь легкую ткань коротеньких накидок. Машинально Алекс отметил: "И на этих нижнего белья нет. Куда же я попал? Похоже, трусиков здесь еще не знают".
Женщина резко повернулась к девицам, хлестко что-то сказала, отчего те затравленно сжались, вмиг потеряв смешливость. Экстравагантная особа шагнула к ним, принялась беспорядочно бить девиц тростью по бедрам. Те не уворачивались. Прикрыв грудь руками, подпрыгивали, срывающимся торопливым говорком сквозь слезы жалобно каялись в чем-то звонкими от боли голосами. После короткого приказа убежали заплаканные, с распухшими глазами, потирая красные полоски на ногах. Строгая особа продолжила допрос парня, ставшего осознавать серьезность переделки, в которую он влип не по своей воле. Не было бы этих чертовых итальянок, не напился бы так.
Алекс метался взглядом между тростью и позолоченным контуром в промежности, в тупом отчаянии совершенно игнорируя вопросы. От жестокого избиения спасло только появление другой дамы, по всей видимости, более высокого ранга. Властным окриком утихомирив рассерженную особу, она с интересом стала разглядывать Алекса. Сама она выглядела очень эффектно в роскошном одеянии, состоящем из множества полосок материи, искусно соединенных между собой паутиной блестящих ниточек, так что платье обтягивало фигуру, нисколько не притесняя тела. Орнамент из блестящих стразов на груди, равно как и золотые заклепки, добавляли великолепия этому произведению "от кутюрье". Черные густые волосы свободно ниспадали поверх открытых красивых плеч, завиваясь спиралью к самым кончикам. Черные завитки на фоне слабо-загорелой кожи сплелись в причудливый узор, постоянно меняющийся и неповторимый в своей мимолетней хрупкости. Начинающая полнеть фигура нисколько не сдерживала легкости движений.
Дама подступила к Алексу с грацией большой хищной кошки, так должно быть подкрадывается львица к своим жертвам, прежде чем свернуть им шею ударом лапы. Насмешливо прищуренные глаза выдавали привычку повелевать без излишней жестокости. Она совершенно смутила Алекса, приподняв стеком его член. Потом тщательно прощупала мошонку, аккуратно, без боли. Одобрительная улыбка несколько успокоила Алекса. Раздвинув пальцами губы, женщина осмотрела зубы. За них Алекс был спокоен, он как раз накануне использовал корпоративную страховку, чтобы привести полость рта в полное соответствие голливудским стандартам. Хищно вглядевшись в глаза, женщина вскрикнула от восторга. Глаза у Алекса были голубые, и он пока не заметил подобных глаз у встреченных им местных.
Только потом сообразил, что чрезвычайно редкий в этих краях голубой цвет глаз спас его от клеймения и превращения в полевые рабы, откуда вряд ли сумел вырваться. Большое значение сыграл также его детородный орган, не слишком мелкий в спокойном состоянии, прямой по форме, гармонично сочетающийся с атлетической фигурой. Это были весомые факторы для той роли, которую ему уготовили новые хозяева, а точнее хозяйка здешнего имения. Мог ли Алекс в самой дикой фантазии вообразить, что цвет глаз и строение члена способны определить судьбу человека, сделать взрослого мужчину игрушкой непредсказуемого рока.
Коротко сделав внушение, хозяйка удалилась, переливаясь сочными ягодицами под обтягивающей тканью, невесомой с виду, но достаточно прочной, чтоб сдержать порыв неукротимой соблазнительной плоти. К Алексу пришло понимание, что его судьба определилась, и возможно не в худшую сторону.

Перейти к главе 2
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную

Как сделать заплаканные красные глаза Как сделать заплаканные красные глаза Как сделать заплаканные красные глаза Как сделать заплаканные красные глаза Как сделать заплаканные красные глаза Как сделать заплаканные красные глаза Как сделать заплаканные красные глаза

Статьи по теме:



Женская ночная сорочка сшить своими руками

Как сделать пластическую на нос

Как сделать смайлик лошадь

Зарегистрировать аккаунт варфейс с подарками

Многофункциональный турник во дворе своими руками